Война не кончится, пока одна из сторон не признает поражения

_________________

Что такое перемирие? Что такое МИР? Любые военные действия заканчиваются либо перемирием, либо миром.  Как писал знаменитый немецкий военный теоретик Карл фон Клаузевиц: «Война - это продолжение политики иными средствами». То есть переход конфликта из скрытого (дипломатического) в открытый (военный) не является началом конфликта. Это просто переход его в другую фазу (как сейчас принято называть - горячую). Соответственно переговоры о перемирии и мире не являются концом этого конфликта. Это попытка перевести конфликт из горячей фазы в менее активную (при обоюдном желании сторон).

И в общем, для правильного понимания причин и последствий войн необходимо их рассматривать не просто как победы и поражения армий на поле битвы, а как последовательность событий (политических, экономических, военных) с момента возникновения противоречий между сторонами, и до момента, когда одна из сторон признает свое полное и безоговорочное поражение.

Именно под этим ракурсом я рассматриваю очередную фазу конфликта на Украине – переговоры в МИНСКЕ-2. Очевидно, что гражданская война на Украине - это не отдельный конфликт, а маленькая часть геополитического конфликта между Россией и США. Все сражения этой войны – это сражения между этими двумя сверхдержавами (не зря США и Россия по мере возможного делают все, чтобы помочь «своей» стороне: финансово, технически, дипломатически).

Но вернемся к Минску-2. Что это такое? Чего ждать от этих переговоров? Любые переговоры - это попытка закрепить/нейтрализовать предыдущие победы/поражения. Естественно, что каждая из договаривающихся сторон хочет упрочить свое пошатнувшееся/укрепившееся положение, в данном случае, при помощи дипломатии. Насколько они готовы договариваться по этим вопросам – давайте разбираться.

Фактически месяц активных боевых действий показал, что на фронте чаша весов склоняется в пользу вооруженных сил Новороссии (ВСН). Причем, уже совершенно очевидно не только их техническое превосходство, но и тактическое и моральное. Уровень моральной деградации вооруженных сил Украины (ВСУ) достиг такого уровня, что впору говорить не о вооруженных силах, а о вооруженной массе людей, которые не хотят воевать потому, что не разделяют ее целей (вернее не готовы ради этой цели ЖЕРТВОВАТЬ). Целостность и устойчивость им пока еще придают так называемые «добровольческие части», которые сейчас в основном и выдерживают основную тяжесть боев (некоторые бригады ВСУ, как например 93-я и 128-я фактически стали «добровольческими» приняв в свой состав за время перемирия по ТРИ «добровольческих» Батальона Территориальной Обороны - БТО).

Учитывая эти обстоятельства руководство Украины (а вернее их кукловоды из-за океана) решили вернуться к «минским переговорам», которые они так опрометчиво отвергли чуть более месяца назад. Это вынужденная мера с их стороны, вызванная страхом развала фронта в самом ближайшем времени (месяц-два) в случае продолжения активных боевых действий.

Но то, что еще месяц назад «обсуждалось» Донецком-Луганском (Москвой), совершенно не подходит им сегодня. Любые военные победы, не подкрепленные дипломатическими последствиями, бесплодны. Кремль в конце января выдвинул свое «видение» предмета переговоров (если отбросить дипломатическую шелуху):

- отвод украинской армии за административную границу бывших Луганской и Донецкой областей;

- ввод миротворцев (естественно подконтрольных Москве в том числе) для контроля демилитаризованной территории;

- проведение конституционной реформы на Украине с целью создания федеративного государства с автономными республиками (ДНР и ЛНР) и широкой децентрализацией остальных регионов.

Ясно, что, приняв эти условия (по сути ультиматум), Украина быстро распадется на несколько полунезависимых (экономически и культурно) образований. Это фактически ставит крест на «идее» - «Украина не Россия», которую так долго и трепетно выстраивал «западный мир». А значит, 150-летний проект «Украина» в современном понимании можно закрывать.

Несложно предсказать, что будет далее (в случае принятия предложений Москвы). Поражение в войне, помноженное на крах экономики, в течение нескольких недель снесет нынешний «киевский режим». К власти придет еще более «националистическое» правительство, которое установив жесткую диктатуру, попытается возобновить военные действия. По сути, война для нее будет единственным средством, оправдывающим ее существование, а значит, и нахождение у власти. Она быстро возобновится, но фронт также быстро будет откатываться на Запад. Причем, скорость откатывания будет зависеть не от возможностей нового киевского режима удерживать линию обороны, а от возможностей ВСН поглотить освобожденные территории. Численность последних несколько десятков тысяч человек слишком мала для контроля новых регионов, и руководство республик (Москва) не может этого не учитывать при планировании своего наступления вглубь Украины.

Ремарка. Создание групп контроля территории Украины пока находится в зачаточном состоянии, а значит, Кремлю нет смысла ускорять процесс освобождения Украины от фашизма, пока не будут готовы соответствующие «структуры», и пока «плод» не дозреет.

Пока Вашингтон, да и Европа не считают ситуацию проигранной настолько, чтобы соглашаться на такой вариант. Но время явно играет против них. ВСУ не могут бесконечно удерживать позиции, а после развала фронта может наступить новый кризис, который сделает устаревшими и нынешние предложения Москвы.

А потому и возникла инициатива Меркель-Олланд по урегулированию ситуации на Украине. Фактически это что-то среднее между сентябрьскими минскими соглашениями и январскими предложениями Кремля. В качестве «уступок» Запад предлагает не считать линию разграничения сторон от 19 сентября как рабочую и согласны на вариант фактического положения сторон. Также Запад не против, чтобы Украина отменила экономическую блокаду ДНР и ЛНР и возобновило в полном объеме финансирование восставших регионов из бюджета Украины (хотя не понятно откуда у нее на это деньги). Конституционная реформа также носит половинчатый характер (по сравнению с предложениями Москвы). Границы ЛНР и ДНР не прописаны в соглашении. Вообще статус этих территорий «туманен» и не совсем определен.

Пока позиции сторон очень отличны. Вашингтон не считает ситуацию настолько проигрышной, чтобы соглашаться на капитуляцию Киева. Москва считает ситуацию выигрышной, потому не соглашается на половинчатые уступки Запада. А потому, я не жду прорыва в переговорах.

П.С. Наоборот, Москва повышает ставки. На днях парламент ДНР заявил, что республика считает себя правопреемницей Донецко-Криворожской Республики 1918 года. А это значит, что Вашингтону и Киеву брошена новая перчатка (Харьков, Запорожье, Херсон). Хотя если вернуться к Клаузевицу, то это не новая перчатка и не новая война. Это просто новый эпизод в большом противостоянии России и Запада.

Рейтинг: 
Средняя оценка: 4.9 (всего голосов: 9).

___________________

___________________

_____________

_________________

_________________