Загадочная окраинная душа. Почему её не могут понять русские?

_________________




В статье «Почему русские недостойны называться даже приматами? - мнение прибалтийских политиков»,рассказал о месте, отводимой русским национально-ушибленными лимитрофами. «Приматы!» - назвал делегацию РФ в Женеве Вейко Сполитис. Честно говоря – прогресс! Пять лет назад в высшей степени член Нацблока, депутат латвийского Сейма Эдвин Шноре сравнил русских со «вшами».

«Кто как обзывается, тот сам так называется» - сказал совсем недавно один умный человек.

Эпитеты небратьев,  посвящённые русским, дают мне право зеркально препарировать всю окраинную действительность, ибо поведение лимитрофов целиком и полностью подчиняется этологии. И так считаю не я, а вполне рукопожимаемые учёные, а именно Франц де Вааль с его «Политикой шимпанзе», Дж. Уотсон и Б. Скиннер – основатели раннего бихевиоризма, Ким Бэрд (Kim Bard), профессор психологии из университета Портсмута, и, наконец,  учебное пособие для студентов МГУ «Политический потенциал современной биологии».

   Этология рассматривает поведение, как способ ответа организма на стимул извне. До недавнего времени биологи полагали, что поведение, включающее моральное измерение,  присуще только людям. Франц де Вааль сделал больше, чем кто-либо еще, чтобы изменить это представление.  Работы его не льстят человеческому самолюбию. Следуя традиции, заложенной Галилеем и Дарвином, он спорит с теми, кто хочет провести разделительную линию между людьми и животными. Нравственность, согласно его теории, — недавнее изобретение, тонкий слой фанеры, маскирующий нашу «истинную» звериную сущность. Критике фанерной теории посвящена последняя книга де Вааля — «Приматы и философы».   Книга «Политика у шимпанзе» была написана для широких масс, но сейчас её используют как учебник, она входит в список деловой литературы для бизнес-консультантов и даже однажды попала в список литературы, рекомендуемой конгрессменам на первом году их работы.

  Воспользуемся же пособием для конгрессменов  и разберём поведение их подопечных окраинных русофобов с  методичкой «Белого сахиба» в руках. И начнём с животрепещущего вопроса:

Почему русские не могут понять тонкую ранимую окраинную душу?

Учёные биологи, наблюдающие поведение обезьяньего сообщества, обратили внимание на ранги, присваеваемые приматами контактирующим с ними исследователям. Группа, регулярно подкармливающая стаю и пассивно наблюдающая за её поведением, сразу и однозначно была зачислена обезьянами в неприкасаемые изгои. С этими учёными приматы не церемонились, могли напасть, укусить, ударить, даже если никакой агрессии люди не проявляли.  Это очень напоминает необъяснимую звериную жестокость небратьев к русским, проявленную как после распада РИ, так и после краха СССР.

      И это вполне объяснимо именно с точки зрения поведения приматов.     Тот, кто приносит и отдаёт пищу –  неприкасаемый. Изгой.  Раб, никаких прав не имеющий. Требования его даже не рассматриваются. Его не зазорно и вполне морально унизить, оскорбить, сорвать на нём плохое настроение. Именно так – эгоистично и потребительски - относилось экспериментальное обезьянье стадо к подкармливающим  учёным. 

   А теперь вспомните непрерывное, длящееся веками, подкармливание русскими национальных окраин, привилегии, которыми и близко не обладали жители центральной Руси. Иждивенчество окраин, доведенное во времена СССР до абсурда. Не раз и не два приводил совершенно фантастические цифры построенного, возведенного, разведанного и подаренного небратьям, начиная с национальных индустрий и заканчивая национальной государственностью там, где ее никогда не было. Наши предки делали всё это из лучших альтруистических побуждений, даже не подозревая, что в результате, как на айсберг, налетят на феномены, описанные ведущими западными учеными, изучающими поведенческие мотивы приматов. 

  Горький, но очень полезный урок на будущее – не спеши облагодетельствовать тех, кто об этом не просит. Скорее всего он воспримет твою заботу и благотворительность  как твой долг делать ему приятно. Останется только обосновать его, что с успехом и делают небратья, предъявляя бесконечные счета к России и русским. Это резюме подтверждается более чем тридцатилетним общением с лимитрофами разной степени ушибленности национализмом.

-Зачем же вы разрушаете, сносите до фундамента то, что может на вас работать? – спрашивал я ещё в 90-е, поражённый размахом общенационального вандализма в Латвии. - Заводы, фабрики, школы и ВУЗы, это же наши родители строили, чтобы вам было где работать, учиться, наука опять же…

-А мы просили вас это всё строить? На хрена нам все ваши заводы-ВУЗы-академии? – сузив глаза, отвечает «угнетенный русскими» небрат, - мы и без них прекрасно жили.

   И ведь не врёт! Послушайте латышских экскурсоводов в Риге. Закатывая глаза и томно вздыхая, они расскажут вам, что «Золотой век Латвии» — это время шведского правления – с 1620 по 1721 годы, когда латышей даже за людей не считали, в города жить не пускали. Жизнь курицы ценилась выше жизни аборигена. И наоборот,  советское время – это жуткое, кошмарное время угнетения всего латышского народа и каждого латыша в отдельности. И тут нет никакого вывиха сознания. Всё объясняют психологи, изучающие дикую природу.

     «Для стаи низших приматов (мартышки, макаки, бабуины) характерна жесткая иерархия во главе с доминирующим вожаком. Он дает классический пример поведения доминанта. Вожак присваивает себе лучшие пищевые ресурсы, имеет доступ ко всем самкам, а также к укрытию. Только он имеет право патрулировать территорию группы. Вожак демонстрирует особую выпрямленную позу, время от времени стучит себя в грудь, скалит зубы и наказывает нижестоящих самцов, заставляя их принимать унизительную позу подчинения.»  (Г.П. Удалов)

   Именно в такой парадигме функционируют нацистские сообщества окраинных небратьев. Для них она понятна и ментально близка. Поэтому они так охотно и органично встраиваются в любую тоталитарную модель и восторженно смотрят в глаза гегемона, охотно, с энтузиазмом принимая «унизительную позу подчинения.»  И англосаксонский гегемон, который «присваивает себе лучшие пищевые ресурсы, имеет доступ ко всем самкам, а также к укрытию… демонстрирует особую выпрямленную позу, время от времени стучит себя в грудь, скалит зубы и наказывает нижестоящих самцов» - для них ментально близок, понятен и потому любим самозабвенно. 

  Артис Пабрикс, министр обороны Латвии, выпалил на встрече с немцами: «Мы с 1940 года рады немецкому сапогу на латышской земле», чем полностью подтвердил правильность вышесказанного. 

 А вот с русскими у небратьев проблема. Русские регулярно говорят непонятные слова о равенстве-братстве, делают загадочные пассы руками, называемые объятиями, и что уж совсем ни в какие ворота не лезет и никак не соответствует поведению альфа-самцов  – приносят и оставляют продукты питания, топливо и другие ресурсы. В продвинутых "цивилизованных" небратских головах сразу щёлкает тумблер – если они ничего не отобрали, а наоборот – отдали, если они не заставили принять «униженную позу подчинения», значит они и есть рабы, ОБЯЗАННЫЕ делать для меня то, что обычно я делаю для англосаксонского гегемона.

 В этой парадигме лишение русских гражданских прав в Прибалтике сами прибалты считают благородным деяниям и искренне недоумевают, почему русские не благодарят их также, как они благодарят шведов за «золотой век». Они ведь всё делают по лекалам альфа-самца – шведа, немца, англосакса, чешут прямо по западной методичке, а русские почему-то возмущаются. Дикари-с. Варвары-с… Даже до уровня приматов не доросли!

   Самое смешное, что небратья всегда готовы к обратному варианту. Хоть завтра. То есть они готовы признать и за русскими «право первой ночи» и статус сеньора. Но только при одном условии – русские должны вести себя так, чтобы небратское стадо смогло идентифицировать их, как вожаков. То есть (опять открываем книгу) русский будет безоговорочно признан небратьями гегемоном, если он «присваивает себе лучшие пищевые ресурсы, имеет доступ ко всем самкам, а также к укрытию. Если только он имеет право патрулировать территорию группы, демонстрирует особую выпрямленную позу, время от времени стучит себя в грудь, скалит зубы и наказывает нижестоящих самцов, заставляя их принимать унизительную позу подчинения». То есть вести себя с небратьями так, как ведут себя «наши западные партнёры». Вот тогда-то  вспыхнет, засияет и прольётся на русских неподдельная, горячая небратская любовь – залижут до непроходимости прямо в унизительной позе подчинения..

  А если этого нет - "извиняйте, батьку", в систему иерархии бандерлогов русским не попасть. Потому и называют их в Прибалтике "вшами" и "недообезьянами" (экс-президент Эстонии), и "гуманный евросуд" в упор не видит никаких оскорблений человеческого достоинства. Потому и в Средней Азии унижение русских зазорным не считается, а даже наоборот - является основанием для назначения на министерский пост.  Ничего личного – исключительно научный подход к жизни приматов. Прибалтийские политики знают что говорят – они сами такие.

 

Рейтинг: 
Средняя оценка: 4.9 (всего голосов: 38).

___________________

________________________

__________________

__________________

_________________