Немецкая турбина в русские двери не проходит

_________________


Ни одним боком, ни другим. Не нужен нам контрафактный агрегат. Юридически небезупречный. Проблемный

Мы же не станем покупать шикарную немецкую машину даже задёшево, если знаем, что она краденая. «Газпром» подозревают в итальянской забастовке — мол, слишком щепетильны в исполнении правил. Но нет. Не в этом дело. Канада, вернув турбину не нам, а Германии (причём исключительно ad hoc, именно эту турбину и только потому, что она до зарезу нужна Германии — но не России!), создала прецедент применения санкций, который «контрабанда» вещи никак не снимает. Кроме того, отремонтирована турбина не полностью. Возьми мы её — и авария будет на нашей ответственности. Поэтому — без всяких забастовок — нам нужна не вещь, за которую мы, по мнению немцев, должны ухватиться, а положенное технически и юридически обслуживание. Гарантированное. То есть деятельность — а не бусы для туземцев.

Что делать Siemens? Везти игрушку обратно в Канаду, чтобы та всё-таки отправила посылку напрямик в Россию? И ремонт завершат заодно. Вот только этого мало. Теперь нужны ещё исчерпывающие решения тех самых органов, что вводили санкции, об отзыве санкций в отношении и этой турбины, и всего процесса техобслуживания. И как это Siemens будет делать? Их проблема. А на очереди — вторая турбина. Потом третья… Немецкая глупость — в том, что под британскую дудку немцы отказались от поставок газа в пользу торговли им. Якобы поставки — это «русское оружие», создающее «зависимость». Зависимость действительно возникала — при этом условии с русскими нельзя воевать. А вот торговля — освобождает. Воевать становится можно. И нужно. Поскольку поставки — это подключение к системе жизнеобеспечения, к нашей системе жизнеобеспечения, к общей системе жизнеобеспечения. А система жизнеобеспечения — это мир.

Торговля и война — стороны одной медали. Торговать — меняться — начинают тогда, когда это проще и дешевле, чем отобрать. Предельная точка, в которой оба процесса сливаются и неразличимы, — обмен пленными. Мешает ли украинская война торговле зерном? Ни в коем случае. Вот только кто будет торговать? Тот, кто контролирует торговые пути, военным образом контролирует. В данном случае — Чёрное море. А его контролируют Россия и Турция. Вот они торговать и будут, политкорректно называя это обеспечением вывоза. Британия прививала Китаю свободу торговли через опиумные войны. Свобода глобальной торговли — свобода войн. Это англо-американская конструкция.

Мы предлагали Европе инфраструктурную интеграцию. Начиная с энергии. С нефти и газа. Мы предлагали и поставляли мир — десятилетиями. США предложили торговлю. Войну. И Европа выбрала последнее. Германия выбрала. Аргументация не важна — зелёная, красная или жёлто-синяя. Важен результат. Крутись, турбина…

Тимофей Сергейцев

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 26).
Источник: 

___________________

________________________

__________________

__________________

ПОДДЕРЖКА САЙТА