Запад потерял своё абсолютное геополитическое оружие. Ирина Алкснис

_________________


Министр иностранных дел Литвы Габрюэлюс Ландсбергис дал интервью "Немецкой волне"*, и в ходе разговора был поднят бурно обсуждаемый сейчас — и реализуемый местами — в Европе вопрос о визовых ограничениях для россиян.

Самый примечательный кусок достоин полного цитирования, включая вопросы интервьюера.

Журналист: Но российская оппозиция, по крайней мере ее часть, говорит, что эти визовые запреты мешают людям уехать в ЕС из соображений безопасности, мешают представителям НКО, политическим активистам, которым сейчас в России грозят длительные тюремные сроки. Таким образом, они говорят, что вы играете на руку Путину.

Ландсбергис: Мы должны ответить себе на другой вопрос: с какой Россией мы хотим иметь дело в будущем? Той, у которой как бы две стороны. Одна — диктаторская, люди, которые решили остаться там и им все равно. А остальные — те, кто против войны, кто придерживается демократических ценностей. Они уехали.

Журналист: Это уже реальность. Эти две России уже реальность.

Ландсбергис: Необязательно. Я бы так не сказал. Знаете, когда мы говорим, что даже если бы в России было пять-десять процентов людей, выступающих против войны, то речь бы уже шла о миллионах человек. Вы хотите, чтобы эти миллионы были внутри России или за ее пределами?

Журналист: Каков ваш ответ?

Ландсбергис: Я по-прежнему верю, что перемены происходят изнутри. И если мы верим, что в будущем нас ждет демократическая Россия, то ее становление будет происходить изнутри.

Мы живем в удивительные времена, когда происходит трансформация не только мировой политической и финансово-экономической системы, какой мы ее знали последние почти восемьдесят лет, но и более глубинных, намного более старых институтов и процедур. У нас на глазах Запад утрачивает структуры и технологии, которые верой и правдой служили ему не годы и даже не десятилетия, а в буквальном смысле столетия.

Нынешние споры европейцев по поводу визовых ограничений для граждан России являются частью одной из происходящих потерь, а литовский министр пусть и с дипломатической аккуратностью, но вполне честно вскрыл суть проблемы.

Последние века Запад (сначала в виде Западной Европы, впоследствии к ней присоединились США) находился в авангарде развития человеческой цивилизации — экономического, технологического, научного, военного и так далее. Что сочеталось с великой культурой и уникальными политическими процессами в виде развития демократических процедур.

Это привело к вполне закономерному результату, когда немалая часть остального мира стала воспринимать Запад как землю обетованную, образец для подражания и источник незыблемого авторитета. Что, в свою очередь, позволило тому создать потрясающий по отдаче инструмент мягкой силы: искушение иностранных элит, деятельная поддержка антигосударственной оппозиции в конкурирующих державах, предоставление укрытия политическим беглецам оттуда и использование их в своих интересах.

Можно написать огромные тома на эту тему по материалам российской истории. И пожалуй, именно с нашей страной связан самый грандиозный успех данной западной политики, когда поддержка на протяжении десятилетий отечественного революционного движения обернулась для Европы феноменальным успехом — крушением Российской империи. Правда, большевики быстро преподнесли Западу неприятный сюрприз, восстановив страну, но это уже вопрос второй — метод доказал свою поразительную эффективность.

В XX веке Запад превратил его в доведенную до автоматизма и отполированную до зеркального блеска политическую технологию, с помощью которой одержал немало побед над геополитическими соперниками. Она сыграла свою роль и в крахе Советского Союза. Правда, тут есть тонкость: СССР погиб в силу внутреннего системного кризиса, а западные усилия — от вещания "голосов" до поддержки диссидентов — имели в этом процессе даже не второ-, а третьестепенное значение.

Однако как раз этого Запад и не понял. Наоборот, он уверовал, что создал абсолютное геополитическое оружие. И фактически он сейчас стоит перед необходимостью признать, что на самом деле оно представляет собой не более чем разбитое корыто.

Что же пошло не так?

Ну, для начала, Запад стремительно теряет свою репутацию и место цивилизационного лидера. Его витрина сильно обветшала, позолота с нее слетает не по дням, а по часам. Так что привлекательность Европы и Америки сильно упала в глазах прочего мира, хотя и не для всех людей, разумеется.

Но главное другое.

Несколько десятилетий до 1917 года Европа как минимум не мешала, а как максимум деятельно помогала революционерам, которые ставили своей целью свергнуть самодержавие в России. К этим людям можно относиться очень по-разному, но одного у них не отнять: они истово верили в правоту своего дела и были готовы дорого платить за это, в том числе своими жизнями — что многие в итоге и сделали. Эмиграция в благополучнейше-тишайшие европейские страны (куда их, что характерно, пускали) воспринималась революционерами как краткий перерыв перед возвращением в Россию для борьбы на переднем крае.

Для современных же отечественных "революционеров" отъезд на Запад не средство, а цель. Среди них "настоящих буйных мало", в большинстве своем это благополучные обыватели, привыкшие к комфорту и последним достижениями современной цивилизации.

На протяжении последних двух десятилетий "борьба с кровавым режимом" в определенных общественных кругах была удобным карьерным выбором с привлекательными перспективами. Ну а что, финансирование достойное, а риск минимальный, поскольку современное российское государство многие годы демонстрировало даже не вегетарианские, а прямо-таки веганские аппетиты, ограниваясь в основном составлением административных протоколов на правонарушителей, и надо было очень сильно постараться, чтобы "заработать двушечку". Если же над головой сгущалась даже не туча, а облачко, был повод отчалить на вожделенный Запад. Правда, большинство до настоящего Запада все-таки не доезжали, оседая в Восточной Европе. Но как бы то ни было, несгибаемых борцов на чужбине ждала быстрая легализация и уютная синекура как вознаграждение за прошлые и аванс за будущие подвиги. Правда, сами борцы точно знали, что грядущие их свершения ограничатся пикетированием российского посольства в стране пребывания, ведь главной своей цели они уже достигли.

В общем, совсем неслучайно теперь именно Восточная Европа возглавила визовый крестовый поход. Дело не только в её врожденной русофобии, но и во вполне здравой оценке ситуации: к ним приехала прорва выходцев из России с очевидно обреченными на провал планами дистанционной борьбы с Кремлем, а на самом деле просто с желанием как-нибудь устроиться на вожделенном Западе. Многолетняя ставка Европы и Штатов на поддержку российской антигосударственной оппозиции обернулась тем, что этот механизм стали прагматично использовать для отъезда из России разнообразные проходимцы.

При этом Габрюэлюс Ландсбергис абсолютно прав, когда говорит, что за изменения страны нужно бороться, находясь внутри этой самой страны. И если ты такой пламенный революционер, будь добр с достоинством принимать риски своей противоречащей закону деятельности.

Вот только на самом деле никаких пламенных борцов нет. Есть еще одна волна по существу "колбасной эмиграции", мимикрирующей под политическую, которая осознала, что много лет бесперебойно функционировавший маршрут внезапно начал сбоить и грозит вовсе прекратить работу. И теперь стильные хипстеры, изображавшие яростных карбонариев в модных московских кофейнях, обнаружили себя в ловушке: там, куда они стремятся, их не жаждут видеть, а на родине их ждут правоохранительные органы и ужесточившееся законодательство за антигосударственную деятельность.

Так что ничего удивительного, что инициативы восточноевропейских русофобов вызывают у этих граждан нервную реакцию с переходом в истерику.

* Издание признано в России СМИ-иноагентом.

Ирина Алкснис

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 13).

___________________

________________________

__________________

__________________

ПОДДЕРЖКА САЙТА