Полководцы и витязи Московской Руси. Статьи пятая и шестая

__________________________________________

Волков В. А.


                                                                                                                 


     


ЗАЩИТНИК ПСКОВА

(ВОЕВОДА ИВАН ПЕТРОВИЧ ШУЙСКИЙ)

Князь Иван Петрович Шуйский (вторая половина 1550-х гг.  — 1587) был одним из наиболее известных русских воевод эпохи Ливонской войны, боярин (1572). Иван Грозный пожаловал его почетной должностью дворового воеводы. Прославился героической обороной Пскова, в 1581 году осажденного войском польского короля Стефана Батория. По преданию дал Ивану Грозному клятву на кресте не сдавать город пока жив, взял такую же клятву со всех защитников Пскова. Шуйский очень грамотно распределил бывшие в его распоряжении войска по всей линии городских укреплений, имевшей протяженность около 10 км. Под его командованием находилось около 16 тысяч человек, но в их число входило 12 тысяч вооруженных жителей Пскова и его ближних и дальних пригородов. Были спешно исправлены крепостные укрепления, на стенах города установили пушки. Явное превосходство русского гарнизона Пскова в артиллерии, особенно наличие у обороняющихся двух больших орудий — "Барса" и "Трескотухи", стрелявших на дистанцию более километра, сыграло в защите города-крепости  решающую роль.

 

18 августа 1581 года польское войско, разбив на берегах реки Черехи, отряд русской конницы, вышло на ближние подступы к Пскову. Остановившись поляки на расстоянии трех пушечных выстрелов от крепостных стен. Увидев приближение врагов, русские воеводы, велели зажечь предместья и бить в осадный колокол. Но на немедленный штурм хорошо укрепленной крепости поляки не решились. Лишь спустя неделю, 26 августа они попытались подойти к крепостным укреплениям, но были отогнаны орудийным огнем с псковских стен и башен.

 

Убедившись в прочности русской обороны, Баторий приказал своим войскам начать траншейные работы. Под их прикрытием осенью и зимой 1581-1582 годов поляки 31 раз пытались штурмовать крепость, но каждый раз безуспешно. Во время этих приступов псковичи лили на штурмующих расплавленную смолу, в упор расстреливали поляков из ручниц и самопалов.

 

Стремясь во чтобы то ни стало сломить упорное сопротивление защитников города, враги попытались взорвать неприступные стены с помощью пороховых мин. Но русские воеводы, узнав от пленных и перебежчика об устроенных поляками подкопах, повелели вести к ним "слухи" — встречные галереи. Подведя их поближе к прорытым под землей неприятельским ходам, псковичи взорвали два из них, остальные семь подкопов обрушились сами.

 

Героическая оборона Пскова вынудила польского короля ускорить переговоры о мире с Россией. 15 января 1582 года между Московским государством и Речью Посполитой (Польско-Литовским королевством) в деревне Киверова Гора, близ Запольского Яма было заключено десятилетнее перемирие. 4 февраля последние отряды Батория ушли из под Пскова.

 

После окончания войны, Иван Петрович пользовался большим уважением и почетом у царя и в простом народе. По завещанию Ивана Васильевича он вошел в состав регентского совета при его сыне и наследнике Федоре Ивановиче. Падению Ивана Петровича Шуйского предшествовало соперничество Шуйских, одного из знатнейших в Московском государстве родов, с шурином нового царя Борисом Федоровичем Годуновым. Воспользовавшись содействием митрополита Дионисия, Шуйские попытались развести Федора Ивановича с его женой Ириной Годуновой, стремясь таким образом свергнуть всесильного правителя. На их беду, царь, искренне любивший свою супругу, оказался верен своему союзу с ней. Удержался у власти и Годунов, вскоре нашедший удобный повод расправиться со своими обидчиками. Одним из первых пострадал Иван Петрович Шуйский. Ему, явно с провокационной целью, было поручено разобрать местнический спор печатника Алферьева с Ф.Л. Лошаковым-Колычевым. Затем Шуйского обвинили в вынесении несправедливого приговора в пользу своего родственника Колычева и сослали в Кирилло-Белозерский монастырь. Там, в заточении, 16 ноября 1588 года прославленный русский воевода был отравлен угарным газом ("удушен дымом").

 

ИВАН МИХАЙЛОВИЧ БУТУРЛИН

Русский полководец и государственный деятель, окольничий Иван Михайлович Бутурлин (ум. в 1605 г.) был участником Ливонской войны и военных действий против крымских татар, но голову он сложил на далеком Кавказе, где на рубеже XVІ и XVІІ веков попыталась закрепиться Россия.

 

В 1574 году, находясь на воеводстве в городе Данкове, Иван Михайлович нанес поражение крымским татарам и ногаям в битве при местечке Печерниковы Дубравы. С 1576 года - на воеводстве в городе Новосиле. Участник Ливонской войны, неоднократно отличался в походах против литовцев и поляков. Отличиться ему довелось осенью 1580 года, когда литовские отряды попытались начать наступление на смоленском направлении. Вскоре после падения Великих Лук, из Орши к Днепру выступил девятитысячный отряд оршанского старосты Филона Кмиты, провозглашенного при дворе короля Стефана Батория "воеводой смоленским". Он намеревался сжечь смоленские посады, а затем пройти по смоленским дорогобужским и белевским волостям и соединиться с польским королем, после взятия Великих Лук ожидавшего результатов Смоленского похода Кмиты. В октябре 1580 года отряд Филона подошел к деревне Настасьино, находившейся в 7 верстах от Смоленска и "учал ставитца" там лагерем. Внезапно противника атаковали полки И.М. Бутурлина и других русских воевод. Под их натиском польско-литовское войско было "сбито с станов" и отступило к обозу, где укрепилось. По-видимому, надежды удержаться в этом укреплении у Ф. Кмиты не было, так как той же ночью он покинул лагерь и начал отступление. Действуя энергично и настойчиво, Бутурлин организовал преследование уходящего неприятеля. Отряды врага были настигнуты в 40 верстах от Смоленска, на Спасских Лугах. Русские полки вновь атаковали литовское войско и нанесли ему полное поражение. В разрядной записи о результатах сражения отмечено: "да Филона побили и наряд и знамена поимали, а взяли десять пушак да пятьдесят затинных пищалей и шатры поимали, да триста восмьдесят языков литвы и кош весь взяли". Потери были и с русской стороны. В числе убитых оказался один из смоленских воевод И.Б. Блудов.

 

Эта первая после многих неудач последнего этапа Ливонской войны победа русского оружия уже не могла переломить ход военных действий. Тем не менее, разбивший неприятельское войско и изгнавший его остатки из Смоленской земли воевода Бутурлин защитил свой город и его окрестности от разорения польско-литовским отрядами, вынудив противника искать более уязвимые места на русском рубеже.

 

После окончания военных действий на западных границах этого отважного воеводу перевели воеводой на южные рубежи страны. В 1585 году по указу царя Федора Ивановича ему было сказано окольничество. Разрядные книги сообщают, что во время татарского набега 1592 года на южное пограничье Бутурлин ходил из Ливен в погоню за отрядами крымских царевичей Фети-Гирея и Бахты-Гирея, но догнать их не смог.

 

В 1604 году воеводу Бутурлина во главе семитысячного войска направили в Дагестан. В селении Тарки он начал строить крепость, но был осажден турецким войском и отрядами дагестанских горцев. Заключив соглашение с противником о гарантиях свободного прохода к русским границам, И.М. Бутурлин и его товарищ В.Т. Плещеев сдали туркам Тарки, однако в степи их войско было уничтожено кумыками. В этом бою погиб и находившийся при И.М. Бутурлине его сын Федор.

 

ВОЕВОДА МИХАИЛ ВАСИЛЬЕВИЧ СКОПИН-ШУЙСКИЙ

Михаил Васильевич Скопин-Шуйский (1586-1610) - прославленный русский воевода, заслуживший долгую память в Отечестве своими блестящими победами над поляками и русскими "ворами" (изменниками) в эпоху Смутного времени. Родился Михаил Васильевич 8 ноября 1586 года Он был дальним родственником видного боярина Василия Ивановича Шуйского. После его избрания на царство в мае 1606 года заметно возросло значение и Скопина. Он командовал русскими войсками, сражавшимися с восставшими казаками атамана Болотникова под Калугой, на реке Пахре (23 сентября 1606 г.), где ему удалось разбить шедший на Москву отряд Истомы Пашкова. Однако разгромленному повстанческому отряду удалось соединиться с другими ватажными "воеводами" и все-таки прорваться к русской столице. 26 ноября болотниковцы попытались ворваться в город, но были отбиты с большим уроном. На самом опасном участке обороны у Серпуховских ворот стояли войска Скопина. Стычки продолжались и в последующие дни. Именно тогда полностью раскрылось военное дарование юного полководца. Однако главная битва с врагом была еще впереди. Произошла она под Москвой 30 ноября – 2 декабря 1606 года. Бои шли в окрестностях столицы у деревни Котлы и села Коломенское - Михаил Скопин-Шуйский, расположивший свои полки у стен Данилова монастыря сумел разгромить разбойное войско, загнал его в лагерь и 3 дня громил мятежников из орудий. Не в силах более держаться, болотниковцы бросили свой стан и бежали к Серпухову, а затем к Калуге. В этих сражениях воевода, которому во время декабрьских боев 1606 г. под Москвой, едва исполнилось 20 лет, выказал себя не только храбрым воином, но и способным военачальником. 5 декабря 1606 года царь Василий Иванович разослал по дальним и ближним русским городам грамоты с извещением о победе над "ворами", в тот же день М.В. Скопину было сказано боярство. Отныне он занимает одно из первых мест в окружении царя. Об этом свидетельствует достаточно показательный факт – одновременная свадьба государя и его молодого воеводы. 17 января 1608 года Василий Иванович Шуйский взял за себя княжну Марию Буйносову-Ростовскую, в тот же день была сыграна свадьба Михаила Скопина с Александрой Головиной, дочерью казначея Василия Головина.

 

Однако насладиться тихим семейным счастьем новобрачным не удалось – в пределы Московского государства вторглись отряды второго самозванца Лжедмитрия II. В начале мая 1608 года он разбил направленные против него царские войска в кровопролитном сражении под Болховым и двинулся на Москву. Встревоженный сложившейся ситуацией, Василий Шуйский отстранил от командования армией своего брата-неудачника Дмитрия Ивановича и, поставив во главе полков Скопина-Шуйского, направил его навстречу самозванцу - к реке Незнань. Тем не менее, битвы тогда не произошло. В полках Скопина был открыт опасный антиправительственный заговор. Его главных участников: князя И.М. Катырева-Ростовского, князя Ю.Н. Трубецкого и И.Ф. Троекурова Скопин арестовал и под крепким караулом отослал в Москву Озабоченный этим обстоятельством, царь побоялся рисковать последними силами и отвел стоявшую на Незнани армию в столицу. Лжедмитрий II беспрепятственно подошел к Москве и стал лагерем в пригородном селе Тушино, превратившемся в "воровскую" столицу.

 

Страна была наводнена неприятельскими отрядами, добиравшимися даже в заволжские места. Многие московские дворяне, в поисках чинов и поместий уходили в Тушино, заслужив в народе презрительное название "тушинских перелетов". В борьбе с растущим воинством самозванца Василий Шуйский решил прибегнуть к помощи шведского короля Карла IX, давно уже предлагавшего ее московскому царю. В том же 1608 году Михаил Скопин был послан Василием Шуйским из осажденной Москвы в Новгород. 28 февраля 1609 г., по поручению князя, его послы стольник и воевода С.В. Головин и дьяк С.З. Сыдавный-Васильев, подписали со шведскими представителями Выборгский договор. По этому соглашению Карл IX обязался направить в Россию наемное войско, получив обязательство Скопина передать шведам город Корелу с уездом (Кексгольмскую область). Собрав ратные силы северных и поморских городов и соединив их со шведским наемным войском, в мае 1609 года воевода Скопин выступил к Москве. Первую победу он одержал под селом Каменкой, разбив отряд полковника Кернозицкого. Затем уже последовали блестящие победы над "тушинцами" под Торжком, Тверью и Дмитровом, освободив Переславль-Залесский и Александровскую слободу, русские и шведские войска двинулись на помощь осажденной Москве. Вскоре под Дмитровым был разбит действовавший автономно от тушинской армии староста усвятский Ян Сапега. В начале марта 1610 года польский воевода Вильчек сдал русским город Можайск. Опасаясь полного уничтожения, остатки войска Лжедмитрия II вынуждены были бежать из-под русской столицы в Калугу. Историки давно уже раскрыли секрет побед молодого воеводы. Его ратники освоили технику быстрого сооружения так называемых острожков – полевых укреплений,

 

Заслуги Скопина в разгроме врага были бесспорны. После многих лет бед и тяжелых поражений в стране наметилась перемены к лучшему. Молодому воителю была подготовлена пышная встреча, которая получила неожиданное продолжение. 12 марта 1610 года Скопин вступил в Москву. Въехавшего в город воеводу окружили не только бояре, но все москвичи. Люди падали перед своим героем ниц, целовали его одежду и называли отцом отечества. Во встрече Скопина участвовал и царь Василий Шуйский, плакавший от радости и умиления. Увенчанный лаврами победителя Михаил Васильевич Скопин стал готовить новый поход - на помощь осажденному поляками Смоленску. В разгар этой подготовки он тяжело заболел и умер 23 апреля 1610 года. Было ему в ту пору всего 23 года от роду. (По одной широко распространенной версии Михаила Скопина-Шуйского отравила его тетка Екатерина Григорьевна Шуйская на пиру по случаю крестин сына князя Ивана Михайловича Воротынского). Погребли умершего героя в Архангельском соборе Кремля в особом пределе Усекновения головы Иоанна Предтечи.

 

Смерть Скопина имела катастрофические последствия для страны. Рать, двинувшуюся на Смоленск, возглавил самый неудачливый из всех русских воевода – брат царя князь Дмитрий Иванович Шуйский. 24 июня 1610 года у деревни Клушино, в 19 верстах от Гжатска, лучшие русские войска, старательно взращенные Скопиным-Шуйским, были разбиты польским гетманом Станиславом Жолкевским. Для Московского государства наступила самая трудная пора, современниками метко названная Лихолетьем.

 

ВОЕВОДА МИХАИЛ БОРИСОВИЧ ШЕИН

Имя воеводы Михаила Борисовича Шеина (?-1634) связано с самым славным деянием его жизни - героической обороной Смоленска от поляков. Подвиг этой пограничной крепости, гарнизон которой почти два года, с сентября 1609 по июнь 1611 гг., отбивал штурмы и приступы целой вражеской армии, стал вдохновляющим примером для всего русского народа в тяжкую годину Смутного времени.

 

Год рождения Шеина неизвестен, но в царствование Бориса Годунова он командовал отрядами, подавлявшими восстания мятежных крестьян и холопов. Особенно отличился он во время первого победного сражения русского войска с польско-казацкой армией Лжедмитрия I под Добрыничами 21 января 1605 года, именно ему посчастливилось спасти от гибели главного московского воеводу князя Федора Ивановича Мстиславского. В награду за выказанное усердие Михаил Борисович был отправлен с вестью о победе в Москву, где Борис Годунов пожаловал героя из чашников в окольничие (Каргалов В.В. Московские воеводы XVI-XVII вв. М., 2002. С. 183.)

 

В конце 1607 года Шеина назначили воеводой в Смоленск. Чувствуя надвигающуюся с запада военную грозу, новый воевода сделал все от него возможное для подготовки крепости к неизбежной войне с Польшей. Предчувствия Шеина оправдались, а его труды не пропали даром. 9 сентября 22-тысячная армия короля Сигизмунда III перешла русскую границу. 13 сентября был взят Красный, а 16 сентября началась осада Смоленска. Построенная Федором Конем в этом городе крепость в то время считалась одной из лучших в Европе. Каменная стена высотой от 13 до 19 м тянулась на шесть с половиной верст. Ее венчали 38 глухих и проезжих башен. На вооружении защитников Смоленска находилось 170 пушек. Перед осадой Михаилу Шеину удалось собрать в городе большие запасы пороха и свинца, однако продовольственные запасы были невелики, что сказалось уже впоследствии. Обороняли город 900 дворян и детей боярских, 500 стрельцов и пушкарей, 2500 посадских людей и 1500 даточных людей – уездных крестьян.

 

Смоленскому походу польского короля, как первому этапу завоевания Московского государства, придавала исключительное значение римская курия. Не случайно папа Павел V, по обычаю первых крестоносцев, благословил меч и шлем польского короля, присланные в Рим перед началом похода.

 

Битва за Смоленск продолжалась более 20 месяцев. Без всякой поддержки гарнизон крепости держался из последних сил до того дня, когда изменником сыном боярским Дедевшиным было открыто слабое, наиболее уязвимое место городской стены. Это произошло 3 июня 1611 года. Последние защитники Смоленска укрылись в Успенском (Мономаховом) соборе, в подвалах которого хранились запасы пороха. Со всех сторон к собору устремились поляки, тогда, не желая сдаваться врагу, Андрей Беляницын поджег порох, приняв с товарищами геройскую смерть. Раненый в бою на крепостной стене Шеин был взят в плен, подвернут пыткам, а затем вместе с семьей увезен в Польшу.

 

Воевода вернулся на родную землю лишь после окончания военных действий в 1619 году, вместе с отцом нового царя Михаила Федоровича патриархом Филаретом. На всю жизнь этих двух людей связала искренняя дружба. В 1620-е годы Шеин возглавлял сначала один из сыскных приказов, а затем Пушкарский приказ. На этом посту он занимался возрождением русской артиллерии, подготовкой ее к близящейся войне с Речью Посполитой. Когда в 1632 году вновь двинулись к польской границе русские войска, воеводу Шеина назначили командовать армией, посланной к Смоленску. Он должен был освободить от врага этот старинный русский город. Численность армии Шеина достигла 32 тысячи человек. Ей были приданы 151 орудие и 7 "верховых" пушек-мортир, при которых состояло 184 пушкаря. В числе этих орудий были огромные пищали "Инрог" (стрелявшая ядрами весом в 1 пуд 30 гривенок), "Пасынок" (1 пуд 15 гривенок), "Волк" (1 пуд), две "верховые" пушки, вес ядра которых достигал 2 пуда и несколько мортир, стрелявших ядрами в 2 пуда и меньше. Однако транспортировка "стенобитного наряда" затянулась на долгие месяцы. "Великие" пушки были доставлены к армии лишь в марте 1633 года. Осада Смоленска поэтому затянулась, а вскоре, на выручку осажденным подоспело и все польское королевское войско.

 

В этой ситуации Шеин занял выжидательную позицию, что и предопределило поражение его армии. Бездействие русских воевод было отмечено даже в польских документах. Автор "Дневника о войне царя Михаила Федоровича с польским королевичем Владиславом 1632-1634 гг." писал, что при приближении польской армии "неприятель смотрел на это и ни разу не выстрелил и не двинулся из своих острожков". Воспользовавшись пассивностью русского командования, Владислав в тот же день "ударил на передовые неприятельские острожки и <…> вытеснил неприятеля из острожка, защищавшего мост, перекинутый через Днепр" (Русская историческая библиотека. Т. 1. С. 731-732). Окончательно судьбу кампании сражение у Покровской горы 11-13 сентября. Оно завершилось поражением русской армии, блокированной в своем лагере под Смоленском. Узнав о тяжелом положении Шеина, из Москвы были срочно направлены подкрепления: рать князя В.А. Черкасского и князя Е.Ф. Мышецкого, состоявшая в основном из даточных людей. Однако соединиться с главной армией резервные войска не смогли – к этому времени "король под Смоленским острошки поимал и в город прошол". Полки Черкасского и Мышецкого вынуждены были стать в Дорогобуже, в спешно построенном острожке на реке Пнева.

 

Королевское войско, подошедшее к местам боев в августе 1633 года, окружило русский лагерь под Смоленском линией своих укреплений. Позже оно было усилено приходом 20-тысячной запорожской армии под командованием гетмана Т. Арандоренко. Полякам и запорожцам не удалось с ходу разбить стоявшую под городом армию Шеина, однако она оказалась полностью блокированной поляками. В течении четырех месяцев, будучи отрезанными от своих баз снабжения, русские войска отбивали атаки королевских войск. 15 февраля 1634 года, не имея никакой связи с Москвой, под нажимом немцев-полковников, Шеин вынужден был согласиться начать переговоры с поляками об условиях "почетной" капитуляции. По условиям заключенного между русскими воеводами  и  гетманом Х. Радзивиллом договора, подписанного в королевском лагере 21 февраля 1634 года, русские войска с личным оружием, но без артиллерии, запасов  и  снаряжения, беспрепятственно отступили к границе. Самым тяжелым условием соглашения стало вынужденное согласие Шеина выдать полякам всех перешедших на его сторону перебежчиков. В дальнейшем именно этот пункт договора, заключенного главным русским воеводой без согласия Москвы, сыграл решающую роль в его судьбе. Патриарха Филарета уже не было в живых  и  некому было заступиться за старого воеводу. Его обвинили в измене  и  казнили по приговору Боярской думы 28 апреля 1634 года "на Пожаре" в Москве. Лишь спустя 7 лет царь Михаил Федорович разрешил перезахоронить останки Шеина в Троице-Сергиевом монастыре.                                   

 

Рейтинг: 
Пока нет голосов.

реклама 18+

 

 

 

___________________

 

___________________

 

_________________________

   _________________________________