Полководцы и витязи Московской Руси. Статья седьмая

__________________________________________

                                                           


              Волков В. А.          


РЯЗАНСКИЙ ВОЕВОДА: ПРОКОПИЙ ПЕТРОВИЧ ЛЯПУНОВ

Прокопий Петрович Ляпунов (?-1611) бесспорно являлся одним из самых признанных и заслуженных земских вождей Смутного времени. Продолжателями его дела считали себя Дмитрий Пожарский и Кузьма Минин - знаменитые народные герои той эпохи. Однако смелый и решительный человек, искусный в ратном деле воевода, Ляпунов далеко не сразу встал на сторону защитников Русской земли. Трагический, злой излом всеобщего "воровства" сбил с пути истинного многих москвитян. На многих, очень многих русских людях лег этот тяжкий грех, искупление которого потребовало совершение настоящего подвига. Такой подвиг, искупающий его службу в войске Болотникова, должен был совершить рязанский воевода Прокопий Петрович Ляпунов.

 

Происходил Ляпунов из старинного рязанского дворянского рода. В 1605 году, после внезапной смерти царя Бориса Федоровича Годунова, с отрядом рязанских помещиков он перешел на сторону Лжедмитрия I, таинственного самозванца, назвавшегося именем давно уже погибшего сына Ивана Грозного царевича Дмитрия. Хотя ему и удалось с помощью обмана добыть себе царский венец, но уже в мае 1606 года этот авантюрист был убит восставшими москвичами, а на российский престол взошел боярин Василий Иванович Шуйский. Не все признали произошедшие на Москве перемены. Ляпунов принял участие в начавшемся против этого царя восстании, затем примкнул к войску показачившегося беглого холопа Ивана. Болотникова, где-то раздобывшего грамоту от якобы вновь спасшегося "царя Дмитрия". Вместе с Болотниковым Ляпунов участвовал в начатой восставшими осаде Москвы. Однако 15 ноября 1606 г., убедившись в ложности слухов о спасении того, кто именовал себя законным государем "Димитрием Ивановичем", Прокопий Петрович со своим отрядом перешел на сторону Василия Шуйского, был щедро награжден им и пожалован чрезвычайно почетным чином думного дворянина. В 1608-1609 годах он находился на воеводстве в Рязани.

 

В 1610 году, после разгрома русской армии у села Клушино гетманом Станиславом Жолкевским и захвата Москвы поляками именно Ляпунов первым восстал против коварного врага. Отказавшись подчиниться польскому королевичу Владиславу, провозглашенному московскими боярами новым царем, он начал собирать земское войско для освобождения родной страны. Разосланные им по русским городам грамоты подняли на борьбу с интервентами тысячи людей, организовавшихся в отряды и ополчения. В марте 1611 года они подступили к Москве для очищения ее от поляков и русских "воров-изменников". К Ляпунову присоединились даже отряды бывших тушинских военачальников – князя Дмитрия Тимофеевича Трубецкого и атамана Ивана Мартыновича Заруцкого.

 

Собирая все силы для освобождения занятой врагом русской столицы, Ляпунов стремился подготовить антипольское восстание в самой Москве, успех которого, в случае поддержки земскими полками, привел бы к очищению столицы от врага. В дневниковых записях поляка М. Стадницкого сохранилось упоминание о том, что, узнав о "мятеже" Ляпунова и его единомышленников, москвичи "стали искать поводов к ссоре с польским гарнизоном". О стихийном протесте московского люда, недовольного хозяйничаньем врага в родном городе, говорить не приходится. Об этом свидетельствует другое наблюдение того же мемуариста, прямо записавшего: "В столицу сходились из деревень и местечек люди, под предлогом искания защиты, тайно принося с собой оружие; приходили и солдаты Ляпунова, тайно переодевшись в городское платье; их никто не узнавал, так как они смешивались с городской чернью". Ясно, что подобная подготовка вооруженного выступления в занятом неприятельским гарнизоном городе требовала серьезной организаторской работы.

 

Городовые ополчения пришли к Москве в конце марта - начале апреля 1611 г. Первые же земские отряды прибыли в столицу 19 марта, приняв активное участие в начавшемся восстании против интервентов, подавленном ими с невероятной жестокостью. 24-25 марта к Симонову монастырю с казаками и Суздальским ополчением подошел бывший "тушинский стольник" - атаман А.З. Просовецкий. Гонсевский бросил против него полки Зборовского и Струся, но русские укрылись в "гуляй-городе" и отбили все польские атаки. Вслед за суздальским войском, прибыли отряды И.Ф. Еропкина и серпуховского воеводы Ф.К. Плещеева, а 27 марта 1611 г. "с большим и многочисленным войском" пришел из Рязани сам Прокопий Ляпунов. К захваченной врагом русской столице один за другим подходили отряды из верхневолжских городов. Сбор ратных сил под Москвой закончился 1 апреля 1611 г. Началась длительная и трудная осада хорошо укрепленного города.

 

При каждом удобном случае ратники Ляпунова вступали в бой с врагом, стараясь овладеть ключевыми позициями. 6 апреля ополченцы заняли Яузские, Сретенские, Покровские, Иверские и Петровские ворота Белого города. 22 мая Ляпунову удалось овладеть одной из башен Китай-города. Тогда, понимая нависшую над гарнизоном опасность, польский комендант Александр Гонсевский приказал, во что бы то ни стало вернуть эту башню. Ценой огромных потерь противник выбил русских ратников за укрепления Китай-города. Тогда началась правильная осада. За Москвой-рекой были поставлены батареи, начавшие обстрел Кремля.

 

Во время осады Ляпунов, Трубецкой и Заруцкий возглавили созданное при ополчении земское правительство. В ведении Ляпунова находилась земская казна, сбор оружия и припасов для войска, связь с городами. Стремясь восстановить твердый порядок, рязанский воевода принял жесткие меры по пресечению грабежей и бесчинств на территории, подконтрольной земскому войску.

 

Вскоре враги, встревоженные действиями собравшегося под Москвой народного войска и понимая, кто является душой всего дела, переправили входившим в его состав казакам подложную грамоту. Написана она была якобы от имени Прокопия Ляпунова, призвавшего к расправе над "злым народом" (казаками) во всех русских городах. Разъяренные казаки собрались в круг, вызвав к себе главного земского воеводу. В этой обстановке ни Трубецкой, ни Заруцкий не оказали ему поддержки. Опасаясь расправы, Ляпунов покинул лагерь ополчения, чтобы бежать в родную Рязань, но казачьи посланцы нагнали его под Симоновым монастырем и уговорили вернуться, пообещав Прокопию Петровичу личную безопасность. 22 июля 1611 года казаки вызвали воеводу на свой круг. Однако стоило только Ляпунову выйти к ним, как атаман Сергей Карамышев объявил его изменником, вручив злополучную грамоту. Прочитав ее, Прокопий Петрович удивленно сказал: "Рука похожа на мою, только я не писал". Но в этот момент, по знаку Карамышева, казаки бросились на народного вождя, бесславно павшего под острыми казачьими саблями.

 

После смерти Ляпунова многие служилые люди уехали из-под Москвы, где оставались лишь немногочисленные казачьи отряды и полк бывшего тушинского "боярина" князя Дмитрия Тимофеевича Трубецкого. Одним им было не под силу победить многочисленные польские войска. Лишь новое ополчение, собранное на Волге Кузьмой Мининым и Дмитрием Михайловичем Пожарским, поднявшими выпавшее из рук Ляпунова знамя борьбы, смогло разгромить неприятеля и завершить освобождение Москвы.

 

ВЕЛИКИЙ ЗЕМСКИЙ ВОЕВОДА ДМИТРИЙ МИХАЙЛОВИЧ ПОЖАРСКИЙ

Князь Дмитрий Михайлович Пожарский (1578-1642) прославился как предводитель Нижегородского ополчения, спасшего в Смутное время гибнущее Отечество.

 

Он был представителем старинного, но захудавшего рода князей Стародубских, подвергшихся опричной опале со стороны царя Иоанна Грозного. Предки Дмитрия Пожарского вели свое происхождение от великого князя владимирского Всеволода Большое Гнездо. Родовой терем Пожарских находился в 12 верстах от села Коврово (соврем. город Ковров) в деревне Сергово. Именно здесь 1 ноября 1578 г. в семье Михаила Федоровича Пожарского и Марии (Евфросиньи) Федоровны Беклемишевой и появился на свет младенец Дмитрий. Однако детские и юношеские годы его прошли в Москве, в расположенной на Сретенке городской усадьбе Пожарских.

 

Лишившись в десятилетнем возрасте отца, он оказался поверстанным его поместьем, но служить начал лишь по достижении 15 лет. С 1593 года Дмитрий регулярно принимал участие в дворянских смотрах и после одного из них его жалуют низшим придворным чином - стряпчего с платьем. Стряпчий Пожарский был участником Земского Собора 1598 года, состоявшегося после смерти царя Федора Ивановича, и именно в этом качестве подписал соборное определение об избрании новым царем и великим князем боярина Бориса Федоровича Годунова. Вскоре после этого Пожарский был сослан на южное порубежье, постоянно разоряемое крымскими татарами. Пять лет пробыл он там. Все эти годы Дмитрий Михайлович командовал отрядом стрельцов, который нес дозорную службу. Его ревностное отношение к службе не осталось незамеченным, и Пожарский становится царским стольником.

 

В составе московской армии он участвовал в нескольких сражениях с вторгшимися в 1604 г. в русские пределы войсками Лжедмитрия I, в том числе в знаменитой битве у села Добрыничи, где самозванец потерпел тяжелое поражение (Каргалов В.В. Московские воеводы XVI-XVII вв. М., 2002. С. 148). Однако после смерти Бориса Годунова "названному Димитрию" в 1605 году удалось овладеть Москвой. Щедрыми дарами и пожалованиями он попытался привлечь на свою сторону московских бояр и дворян. Среди них оказался и князь Пожарский получивший чин дворецкого.

 

Во время осады Москвы "тушинцами", приверженцами Лжедмитрия II, князь Пожарский, был воеводой в Зарайске. Однако отсиживаться за крепкими стенами этой крепости Дмитрий Михайлович не собирался. В 1608 году он разбил близ Коломны единомышленников Тушинского Вора. В следующем за тем году он разогнал разбойничьи шайки атамана Салькова. Командуя отрядами московских служилых людей, он и впоследствии "ходил в разные места против воровских людей". В 1611 году Пожарский участвовал в создании Первого земского ополчения, которое возглавили Прокопий Петрович Ляпунов, Дмитрий Тимофеевич Трубецкой и Иван Мартынович Заруцкий. Именно его отряд пришел на помощь Ляпунову в критический момент организации земской рати, когда тот был осажден в Пронске служившими полякам казаками. После этого подвига, заслуживший доверие Ляпунова князь был направлен в Москву, чтобы возглавить готовившееся там восстание. Однако бунт против поляков начался ранее намеченного срока в марте 1611 года. Тем не менее, единственным отрядом земской рати, принявшим участие во вспыхнувшем восстании московского люда прибывшего к Москве, был отряд князя Пожарского. Интервенты оказались не в силах подавить восстание силой оружия и, по совету изменника боярина Михаила Салтыкова, подожгли город. Отступая перед стеной огня, русские воины стали покидать Москву, уходя навстречу подходившему ополчению Ляпунова. Прикрывая их отход, в столице остались воины Пожарского, принявшие последний бой в районе Сретенки. 20 марта в схватке с врагом на Лубянке Дмитрий Михайлович был трижды ранен. Упав на землю он еще успел сказать: "Лучше мне было бы умереть, чем видеть все это". Окружавшие князя ратники не бросили своего воеводу на погибель и вывезли его из боя, доставив раненого в Троице-Сергиев монастырь, а затем в суздальскую вотчину, село Мугреево. Здесь и нашли Пожарского нижегородские послы, прибывшие по совету своего земского старосты Кузьмы Минина просить князя возглавить новое освободительное ополчение, собиравшееся тогда в Нижнем Новгороде.

 

Избранный военным вождем ополчения князь Пожарский в то же самое время возглавил и "Совет всей земли Русской" - временный орган верховной власти на всей освобожденной от интервентов территории. Земский воевода Пожарский сыграл исключительно важную роль в освобождении Москвы, восстановлении разрушенной государственной организации. Весной 1612 года главные силы Нижегородского ополчения собрались в Ярославле, где происходило обучение ратных людей, было налажено производство оружия, которым вооружались ополченцы. К июлю, когда земская рать выступила к Москве, ее численность достигла 20 тысяч человек. Силы народного войска опасались теперь не только поляки, но и сам атаман Заруцкий. Он подослал в Ярославль казаков Обрезка и Стеньку, поручив им убить Пожарского. Когда князь осматривал на съезжем дворе приготовленные пушки, Сенька, смешавшись с толпой попытался ударить воеводу ножом в живот, однако оказавшийся рядом казак Роман заслонил собой Пожарского и убийце удалось лишь слегка поранить ногу княжеского спасителя. Злодея схватили, на пытке он во всем сознался и назвал своих сообщников. От неминуемой казни заговорщиков спас сам Пожарский, по приказу которого одних посадили в тюрьму, а остальных взяли в поход под Москву, чтобы там обличить коварный замысел Заруцкого.

 

Поспешить с выступлением к Москве Минина и Пожарского вынудили вести о приближении к захваченной врагом русской столице нового польского войска во главе с гетманом Ходкевичем, имевшим намерение разгромить последних защитников Руси поодиночке и снять затянувшуюся осаду Москвы отрядами Заруцкого и Трубецкого, выручив державшийся там польский гарнизон. Четырехмесячное пребывание Нижегородского ополчения в Ярославле подошло к концу. 27 июля 1612 года с основными силами земского войска Дмитрий Михайлович Пожарский выступил к Москве. Начиная этот поход, князь съездил в Суздаль, поклониться праху своих предков, погребенных в Спасо-Евфимиевском монастыре.

 

С приближением отрядов Нижегородского ополчения к Москве в "таборах" возобладали сторонники князя Трубецкого, выступавшего за скорейшее примирение с ярославскими земскими воеводами. Оказавшись в меньшинстве, Заруцкий со своими приверженцами покинул "таборы" и ушел к Коломне.

 

Рать Пожарского успела вовремя, всего на день опередив врага. В развернувшемся 22 и 24 августа 1612 года сражении у стен Москвы победа русского оружия достигнута была в результате совместных, хотя и не скоординированных общим командованием действий казаков Трубецкого и ратников Нижегородского ополчений. Решающую роль в битве сыграл неожиданный для поляков, удар казачьих сотен, отбросивших наемные отряды Ходкевича от стен Кремля и Китай-города. Потерпев поражение, один из лучших польских полководцев "с великим срамом" ушел к Можайску, а затем обратно в Литву. Вскоре после победы над Ходкевичем вождям ополчения удалось договориться о совместных действиях; рати Пожарского и Трубецкого объединились, а их "начальники" приняли на себя временное управление Московским государством.

 

Поспешное отступление остатков разбитой польско-литовской армии, не сумевшей восполнить запасы продовольствия и фуража, в чем так нуждался осажденный в Кремле и Китай-городе гарнизон, предопределило исход осады Москвы. 15 сентября польскому гарнизону было предложено сдаться, но полковники Струсь и Будило отказались сложить оружие, надеясь на помощь своего короля. Началась осада города. Русские воины выкопали неподалеку от Кремля глубокий ров, обнесли тыном берега Москвы-реки и, поставив у Пушечного двора артиллерийскую батарею, начали обстрел позиций противника. 22 октября 1612 года штурмом был взят Китай-город, противнику удалось отступить в Кремль, однако терзаемый голодом гарнизон был обречен и сдался на милость победителей 26 октября 1612 года. 27 октября ополченские рати вступили в Кремль – полк Дмитрия Пожарского через Фроловские (Спасские ворота), полк Трубецкого – через Боровицкие и Троицкие ворота.

 

Этой победой князь Дмитрий Михайлович Пожарский приобрел огромный авторитет, поэтому на Земском Соборе 1613 года, избравшем на престол нового царя, он вел заседания, спрашивая мнения участников. Ставший государем Михаил Федорович Романов высоко оценил заслуги Пожарского и 11 июля 1613 года, после венчания на царство в Успенском соборе Кремля, пожаловал Дмитрия Михайловича боярским чином.

 

До своей смерти князь Пожарский служил верой и правдой своему Отечеству: он командовал войсками, дравшимися против разорявших русские земли отрядов полковника Лисовского, в 1615 году разбил его под Орлом и прогнал к Карачеву. Доблестный воин искал новых встреч с врагом, но тяжелая болезнь надолго приковала его к постели. Вновь воевода оказался в строю в грозном 1617 году, когда на Москву с целью силой завладеть московским престолом двинулось польское войско под командованием королевича Владислава и гетмана Ходкевича. Пожарский руководил укреплением Можайска и Калуги, которыми враг не смог овладеть и вынужден был зимовать в Вязьме. За верную службу князь получил в награду серебряный позолоченный кубок весом в три гривенки, 36 золотых, шубу – атлас турецкий на соболях, пуговицы серебряно-золочёные.

 

В следующем 1618 году поляки получили подкрепления и продолжили поход к Москве. В обороне столицы, осажденной войсками Владислава самое непосредственное участие принял Дмитрий Михайлович. Он, по словам современника "на боях и на приступах бился, не щадя головы своей". Во время решительного штурма 1 октября 1618 года Пожарский взял на себя руководство боем в самом опасном месте у Арбатских ворот Белого города и отразил ночное нападение врага, взорвавшего ворота Земляного города и стремившегося развить успех. Однако воины Пожарского действовали настолько удачно, что вынудили атаковавшего Москву в этом месте гетмана Сагайдачного вывести остатки своих запорожцев с заваленных их телами московских улиц.

 

В последующие годы князь также был на виду - руководил Ямским, Разбойным, Поместным и Судным приказами, был воеводой в Новгороде Великом. Во время неудачной Смоленской войны 1632-1634 гг. Пожарский, вместе с князем Д. Черкасским формировал армию прикрытия, собиравшуюся в Можайске, но под их знамена собралось лишь тысяч человек Вскоре воеводам стало известно о капитуляции Шеина и окончании войны. Войско Пожарского и Черкасского было распущено, так и не приняв участие в военных действиях.

 

В годы Азовского "сидения" донских казаков 1637-1638 годов он укреплял на случай возможной войны с Турцией Москву, надзирая над работами по постройке земляного вала, возводившегося вокруг столицы.

 

В 1637 году на собственные средства Дмитрий Михайлович построил Казанский собор близ торговых рядов на Красной площади и перенёс туда из соей домашней церкви чудотворную икону Богородицы, присланную ему из Казани и сопровождавшую его при освобождении Москвы.

 

Благодаря щедрости царя он стал одним из наиболее богатых в России землевладельцев. Последней службой Пожарского стало его участие весной 1640 года в переговорах с прибывшими в Москву польскими послами. 20 апреля 1642 года Дмитрий Михайлович Пожарский скончался, перед смертью приняв схиму, взяв себе имя Козьма. По преданию, царь Михаил Федорович, чтя его заслуги "провожал гроб сего незабвенного боярина и почтил оный слезами своими". Останки его были захоронены в родовой усыпальнице в Спасо-Евфимиевском монастыре в Суздале.

"ВЫБОРНЫЙ ВСЕЮ ЗЕМЛЕЮ ЧЕЛОВЕК"

КУЗЬМА МИНИН

Минин (Анкудинов) Кузьма Минич (?-1616) - нижегородский земский староста, организатор и один из руководителей (вместе с князем Д.М. Пожарским) Второго земского ополчения.

 

Его отец – Мина Анкудинов владел соляными варницами в Балахне, небольшом городе на Волге в окрестностях Нижнего Новгорода. Вместе с отцом и братьями Кузьма Минич был совладельцем соляной шахты. В начале XVII в. он завел лавку в Нижнем Новгороде и занялся мясной торговлей. В 1608-1610 гг. в составе местного городского ополчения Минин участвовал в боях со сторонниками Лжедмитрия II. В ходе этих столкновений нижегородцам удалось разбить тушинцев и очистить от них окрестности Нижнего Новгорода. Однако обстановка в стране продолжала оставаться тревожной. Полякам удалось занять западные уезды Русского государства и захватить Москву.

 

После гибели воеводы Прокопия Петровича Ляпунова, возглавившего в начале 1611 года освободительный поход на Москву, где засели поляки, впущенные в город изменниками из числа русских бояр, распалось и собравшееся у стен столицы народное войско. Немногочисленные казачьи отряды, оставшиеся в своих подмосковных "таборах" не могли одолеть врага, скрывавшегося за крепкими стенами Кремля и Китай-города. В опустошенной и обезлюдевшей стране, казалось, не осталось больше силы, способной победить многочисленные польские и шведские войска, захватившие многие русские города и уезды. Не было, казалось, и человека, способного поднять на борьбу последних оставшихся верными своей родине людей. Но нашлись в измученном народе и силы, и люди, и желание избыть обрушившие на Россию напасти. А пробудил эти силы, ободрил "последних людей" Кузьма Минин. Не понаслышке зная о тяжелом состоянии земского дела - сам он простым ратником, откликнувшись на призыв Ляпунова, ходил под Москву в отряде нижегородского воеводы Алябьева - Минин тяжело переживал распад и гибель великой страны. И не случайно именно ему трижды являлся во сне Святой Сергий, побуждая обратиться с призывным словом к землякам, жителям Нижнего Новгорода, последнего из крупных русских городов, не захваченных врагами или русскими "ворами". В начале октября 1611 года Минин, сначала в земской избе, а потом и на торговой площади призвал нижегородцев собрать и снарядить всенародную рать, способную освободить захваченную поляками Москву и очистить от них Русскую землю. Вместе с выбранным по его совету военным вождем ополчения воеводой Дмитрием Пожарским он сделал все для спасения своей страны, лично участвовал в боях с врагами Отечества.

 

Подойдя к занятой врагом столице, ополченцы вынуждены были вступить в битву с гетманом Ходкевичем, спешившим на помощь находившимся в Москве полякам. В разгар битвы по просьбе Кузьмы Минина князь Пожарский выделил ему лучших ратников – три дворянские сотни и хоругвь перешедшего на русскую службу польского ротмистра Хмелевского. Преодолев Москву-реку, воины Минина неожиданно обрушились на две литовские роты, поставленные гетманом у Крымского двора. Разбитые литовцы в панике кинулись к стану Ходкевича. Пешие русские ратники увидели бегство неприятеля, соединились с отрядом Минина и преследовали бегущих поляков до самого гетманского стана. Здесь произошёл отчаянный бой. Неприятель не смог выдержать дружного натиска, потеряв на месте до 500 человек. Ходкевич вынужден был оставить Екатерининский стан, отступил к Донскому монастырю.

 

После осады засевшие в Москве поляки сдались- Россия была спасена и очищена от иноземных войск и разбойничьих шаек.

 

Новый русский царь Михаил Федорович, избранный государем на земском соборе в феврале 1613 года воздал должное трудам и подвигам Минина. Во время своего венчания на царство 12 июля 1613 года он пожаловал его чином думного дворянина, домом против Преображенского собора в Нижнем Новгороде и вотчиной, селом Богородицким в родном Нижегородском уезде, за то, как сказано в жалованной грамоте, "что он с боярами, воеводами и ратными людьми пришёл под Москву и Московское государство очистил". Умер Кузьма Минич в 1616 г. в пожалованном ему царем доме. Тело его погребли в нижегородском Спасо-Преображенском соборе; в 1962 году после сноса собора прах народного героя перенесли в Михайлово-Архангельский собор.               
 

Рейтинг: 
Пока нет голосов.

реклама 18+

 

 

 

___________________

 

___________________

 

_________________________

   _________________________________