Ледовый поход 1809 года

_________________


Klim Podkova


3-10 марта 1809 года в ходе русско-шведской войны русские войска перешли по льду Ботнический залив и ступили на шведский берег, создав угрозу Стокгольму. До сих пор ни одна армия мира даже не пыталась повторить этот героический Ледовый поход.

Март 1809 года, Швеция, Стокгольм, королевский дворец

 По коридору быстрым размашистым шагом идёт генерал. Оттолкнув секретаря, он входит, а точнее вбегает в кабинет. Сидящий за столом человек недовольно поднимает голову: почему без доклада?
- Ваше Величество, простите мне мою неучтивость, но дело не терпит отлагательств. Получено срочное сообщение: русские в Швеции.
- Это шутка? Они, что, научились летать по воздуху?
- Это правда. Русские перешли по льду Ботнический залив.
- Но это же невозможно!
- Ваше Величество, они это сделали.

В преддверии Отечественной войны 1812 года

На рубеже XVIII-XIX в. Европа переживала эпоху т.н. «наполеоновских войн». В течение почти 20 лет «маленький капрал», терзал континент своими военными походами. Одно за другим государства падали к ногам Наполеона, признавали свою вассальную зависимость от Бонапарта. Победитель включал в состав своей империи новые земли, создавал новые королевства и герцогства, сажая на престолы своих родственников. «Кровавый корсиканец» все ближе подходил к границам Российской империи и не собирался останавливаться.

Европейские государства неоднократно объединялись в коалиции с целью остановить наступательный порыв Наполеона, однако ни одна из них не смогла достичь поставленной цели. Летом 1807 года Россия в составе Четвёртой коалиции потерпела поражение под Фридландом и заключила с Наполеоном Тильзитский мир. В Санкт-Петербурге понимали, что это лишь временная передышка и готовились к новой войне. Однако кроме Франции у России был ещё один грозный противник – Швеция.

Строптивый сосед

Если вы думаете, что после поражения под Полтавой в 1709 году Швеция успокоилась, то глубоко ошибаетесь. Стокгольм неоднократно пытался вернуть утраченные в ходе Северной войны территории. Усмирять строптивого соседа приходилось и Елизавете, и Екатерине II и к началу XIX века шведские мечты о реванше никуда не пропали.

К 1808 году русско-шведская граница проходила всего в 20 верстах от Петербурга – один бросок для шведских драбантов. Россия держала на границе целую армию и это в условиях приближающейся войны, когда каждый солдат на счету. Необходимо было устранить опасность войны на два фронта, вывести северного соседа из игры и отодвинуть границу.

Шведского короля перспектива войны с Россией нисколько не пугала: Англия обещала ему поддержку своим самым могущественным в мире военно-морским флотом и обязалась в случае войны выплачивать 1 миллион фунтов стерлингов ежемесячно, сколько бы война не продолжалась. Густав IV  сознательно шёл на обострение отношений и 9 февраля 1808 года русские войска вторглись на территорию входившей в состав Швеции Финляндии.

Кампания 1808 года

Кампания 1808 года была удачной, но не более: к ноябрю русские войска заняли всю Финляндию, но шведская армия, пусть и потерпевшая несколько поражений, разбита не была. Война грозила затянуться на несколько лет, но у России этих лет не было, война буквально стучалась в двери.

Чтобы принудить врага к сдаче, Александр I решил перенести боевые действия на территорию Швеции и взять штурмом столицу. К Стокгольму было два пути: по суху через Финляндию и по морю через Ботнический залив.

Второй был гораздо короче, но военно-морское сражение с самым сильным в мире английским флотом никак не входило в планы Петербурга: исход его не брался предсказать никто, а России нужна была только победа. 
И тогда возник план пересечь Ботнический залив зимой по льду.

Замысел за гранью возможного

На зиму мелководный Ботнический залив замерзает. Однако покрывающий его лёд тонок и ненадёжен. Налетит ветер, начнётся волнение на море – лёд треснет и пересекающая залив армия уйдёт на дно. В декабре 1808 года лёд ломался дважды. Лёд залива – это не ровная плоскость, во время штормов лёд ломается, вздыбившиеся льдины замерзают, образуя целые горные цепи со своими пиками и впадинами. Всё это покрыто снегом толщиной до 1 метра.

Русской армией в Финляндии командовал Фридрих Вильгельм фон Буксгевден. Генерал не был трусом, он участвовал во многих кампаниях, воевал под началом Суворова и был им отмечен, награды получал в сражениях, а не на балах, но получив приказ о начале подготовки к переходу через залив, подал в отставку: «Врага я не боюсь, но силы природы подвластны только Богу».

Буксгевдена сменил Кнорринг. Новый главнокомандующий не стал перечить воле императора и начал готовиться к походу: просил пополнений, провианта, амуниции. Однако дни шли за днями, зима подходила к концу, а подготовка к походу всё ещё продолжалась. Генерал просто тянул время, не решаясь выступить в «Ледовый поход».

Чтобы вытолкнуть армию на лёд, Александр направил в Финляндию своего представителя генерала Аракчеева. В конце февраля генерал прибыл в финский город Або, где располагался штаб русской армии.

Представитель императора

Аракчеева называли «дубинкой царя Александра». Обладающий железной волей Аракчеев мог любого заставить выполнить приказ царя, каким бы сумасшедшим тот приказ не показался. Прибыв в Або, генерал собрал военачальников и попросил откровенно высказать своё мнение о будущем походе. Кто-то откровенно сказал о своём неверии в возможность ледового перехода, кто-то промолчал. Лишь князь Багратион решительно заявил: «Что тут рассуждать, прикажете – пойдем!» Неудивительно, что именно Багратиону Аракчеев и доверил выполнение этой смелой операции.

Аракчеев был не только «толкач», но и прекрасный организатор. В кратчайшие сроки через территорию откровенно недружественной Финляндии было доставлено всё необходимое для похода. Кроме пороха и пуль по приказу Аракчеева привезли не предусмотренные никакими уставами меховые шапки, полушубки, валенки и овчинные безрукавки. Лошадей перековали на зимние подковы, орудия поставили на полозья, на колёса нанесли насечки, чтобы при стрельбе на льду пушки не сильно откатывались назад.

Поход Багратиона

3 марта 1809 года генерал Багратион вывел свой корпус (17 тыс человек, 20 орудий) на берег Ботнического залива. Предстояло пройти 90 вёрст по льду, захватить остров Большой Аланд, пройти ещё 40 вёрст и выйти на шведский берег в 70 верстах от Стокгольма. Сзади стояли солдаты. Новобранцы боязливо шептали: «По мёрзлой воде пойдём, братцы. Господи, спаси и сохрани!» Ветераны ободряли: «Не робей! Русский солдат всюду пройдёт!» Багратион размашисто перекрестился: «С Богом!» - и войска ступили на лёд.

Утром 6 марта войска подошли к Аландским островам. Крепкий сон шведских солдат, спавших на вмерзших в лёд кораблях, прервал грохот пушек и русское «ура!» Бой был коротким. 10-тысячный шведский гарнизон удара не выдержал и бежал. Багратион захватил почти 3 тыс. пленных, 32 орудия и  несколько десятков судов.

Пьяный от победы командующий авангардом генерал-майор Кульнев бросился к Багратиону: «Князь Пётр Иванович! Чего уж откладывать, шведский берег – рукой подать, дозволь мне первым на него ступить!» Разве мог Багратион мог отказать в такой просьбе?

В 3 часа ночи 7 марта 1809 года 1-тысячный отряд (три эскадрона Гродненских гусар и 500 казаков) под командованием Кульнева, покинул самый западный остров Аландского архипелага, за восемь часов преодолел ледяные торосы, атаковал береговые посты шведов и захватил городок Грисслегамн, расположенный всего в двух переходах от Стокгольма.
А в это время 300 км севернее через Ботнический залив шёл отряд Барклая де Толли.

Переход Барклая

Отряду Барклая предстояло пересечь пролив Кваркен, шириной 100 вёрст. Расстояние, которое предстояло преодолеть Барклаю, было меньшим, чем у Багратиона, но условия перехода были гораздо хуже: если на пути Багратиона попадались мелкие островки, на которых можно было сделать передышку, Барклаю предстояло идти по сплошному льду и на нём провести как минимум одну ночёвку.

Уговорил Аракчеев Барклая словами: «Я хотел бы поменяться с Вами местами, ибо министров в России много, а переход Кваркена провидение предоставляет только Вам». На просьбу дать какие-либо инструкции, Аракчеев ответил: «Генерал с Вашими достоинствами в оных нужды не имеет».

8 марта в 5 часов утра 3,5 тыс. солдат при 8 пушках вышли из г. Ваза. Замыкал отряд обоз с провиантом и дровами для обогрева.

Дорогу во льду пришлось буквально прорубать. Именно здесь зимние шторма и морозы создали особенно большие торосы, настоящие ледяные горы и ущелья. Температура опускалась до минус 20 по Цельсию, ветер валил с ног. Лошади измучились и еле передвигались. Барклай, понимавший, что любое промедление чревато гибелью, приказал бросить орудия и обоз. Солдаты пошли вперёд без артиллерии, без провианта, без дров.

В 6 часов вечера войска остановились на отдых. Разжечь костры было нечем. Солдаты старались согреться, сбившись в кучу. Барклай понял, что ночёвку солдаты не переживут. Он приказал поднимать людей и продолжать движение.

Вечером 9 марта показался шведский берег. Здесь нашли два зимовавших шведских корабля и разобрали их на дрова. Только благодаря этому солдаты смогли пережить ночь на 10 марта. Утром русские атаковали и взяли штурмом г. Умео.

Замирённая Швеция

Известие о вышедших «изо льда» русских поразило Швецию. В Стокгольме началась паника. 13 марта в столице произошёл государственный переворот. Сменивший Густава IV Карл XIII выступил с предложением о перемирии. В сентябре был подписан мир, по которому Финляндия и Аландские острова были уступлены Швецией России навечно. Это была последняя русско-шведская война. В споре, кто на Балтике главный, была поставлена точка.

Klim Podkova

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 47).

___________________

___________________

_____________

_________________

_________________