Вторая мировая в ледяных просторах Гренландии

__________________________________________


Вторая Мировая война не зря называется мировой. Кроме Европы и Азии боевые действия велись в самых отдалённых точках земного шара, даже в Гренландии звучали выстрелы, рвались гранаты, брали пленных и хоронили убитых.

**************************************************************************

Датская колония, отказавшаяся капитулировать

9 апреля 1940 года в 5:15 солдаты 170-й пехотной дивизии и 11-й стрелковой бригады вермахта перешли германо-датскую границу. В 7:20 датские правительство и король сочли, что 16 убитых и 20 раненых солдат непомерно высокая плата за независимость страны и приказали датской армии сложить оружие.

В далёкой Гренландии сидевший у радиоприёмника губернатор Северной провинции Эске Брун обхватил руками голову и застонал: «Позор. Какой позор!» Но мимолётная слабость быстро прошла: нет, пусть метрополия и легла под сапог оккупанта, но Гренландия не сдастся, она будет сражаться! Губернатор Южной провинции Аксель Сван его полностью поддержал.

Прилетевший 13 апреля в Гренландию посол Дании в США Генрик Кауфман встал на их сторону и подсказал первые политические шаги: на основании чрезвычайного закона от 1925 года, предоставлявшего в случае утраты связи с родиной колонии право на самоуправление, объявить остров суверенной территорией и обратиться за помощью к США. Кауфман гарантировал, что военная и гуманитарная помощь со стороны Вашингтона будет оказана. Распределили полномочия: Брун принимает бразды правления, Сван занимается организацией снабжения острова, Кауфман назначается представителем Гренландии в США с чрезвычайными полномочиями. 3 мая решение «тройки» утвердил гренландский ландсраад (парламент).

В Копенгагене, узнав о «гренландском перевороте», пришли в ужас. В административный центр Гренландии г. Готхоб прибыл сотрудник посольства нейтральной Португалии с письменным приказом обоим губернаторам о передаче всей полноты власти в колонии представителям Германии. Брун проигнорировал визит португальца.

В 1941 году Кауфман подписал с госсекретарём США Халлом «Соглашение о защите Гренландии», предоставлявшего США право защищать остров от немецкого вторжения. На западном побережье острова появились первые американские военно-морские базы, а в Готхобе - американская военная миссия.

Копенгагаен объявил Кауфмана государственным преступником и уволил с государственной службы, на бывший посол королевства в США заявил, что поскольку Дания оккупирована, датское правительство не может представлять интересы своего народа, и призвал всех датских послов по всему миру не выполнять присылаемых из Копенгагена инструкций.

Пока Кауфман и Свен решали свои задачи, Брун крепил оборону острова. Западное побережье у него опасений не вызывало: близость США и расположенные там американские военные базы надёжно гарантировали безопасность колонии, а вот восточное… «Да что Вы беспокоитесь, - отмахивались от него в американской военной миссии, - Да что забыли немцы в этих Богом забытых краях?» - «Нет, вы не понимаете, они здесь обязательно появятся», - настаивал на своём Брун.
Он знал, о чём говорил.

Гренландия, «кухня погоды»

Вторая Мировая стала войной моторов. Самолёты подавляли огневые точки, танки пробивали линию обороны, грозные рейдеры охотились в море за кораблями противника. И все они требовали прогноз погоды.
«Прогноз погоды!» - требовали лётчики люфтваффе, прежде чем вылететь на бомбёжки Лондона.
«Прогноз погоды!» - требовали подводники гросс-адмирала Дёница, выходя на охоту за полярными конвоями.
«Прогноз погоды!» - требовали генералы сухопутных частей вермахта, планируя сроки наступления.
Прогноз погоды был нужен всем.

«Кухней погоды» называют метеорологи Арктику. Именно здесь зарождаются циклоны и антициклоны, формирующие погоду на европейском континенте. Поэтому гитлеровцы организовывали метеостанции на Шпицбергене, Земле Франца-Иосифа, Новой Земле. И как воздух нужны были метеостанции в Гренландии. Первое время выручали гренландские метеостанции захваченной ими Норвегии, но в 1940 году корабль Королевского флота Великобритании совершил вояж до восточных берегов Гренландии – и норвежские метеостанции замолчали.

Но американский офицер был непреклонен: «Поймите, мы не можем контролировать 1600 миль безлюдного восточного побережья!»
«Ну, что ж, - ответил Эске Брун, - тогда это будем делать мы».

В Гренландии жили почти 20.000 жителей, вполне достаточно, чтобы создать свою мини-армию. Но почти всё население острова эскимосы. Это прекрасные следопыты и отличные охотники, но эскимос никогда не выстрелит в человека, это за гранью их разумения (как можно стрелять в ЧЕЛОВЕКА?) Европейцев на всю Гренландию всего несколько сотен. Из них Брун и навербовал летом 1941 года 15 бойцов в северо-гренландский санный  патруль. Начальником был назначен Иб Паульсен, базой стал заброшенный посёлок Эскимонес.

И патруль начал свою нелёгкую службу, день за днём на протяжении месяцев и лет объезжая необъятные ледяные просторы Гренландии.

Операция «Хольцауге» (Деревянный глаз)

26 августа 1942 года к небольшому острову Сабин у северо-восточного побережья Гренландии подошло небольшое судно «Саксония». Когда-то это был мирный рыболовецкий траулер, но война внесла свои коррективы: теперь над кормой полоскался флаг со свастикой, на носу стоял пулемёт. Капитан «Саксонии» лейтенант кригсмарине Герман Риттер осматривал в бинокль берег. Наконец он дал команду и судно вошло в залив.

Через несколько дней на острове появились хижины, в которых обосновались три метеоролога, два радиста, врач и 11 членов команды оставшейся зимовать «Саксонии». Поверх судна натянули брезент, замаскировав его под айсберг, дома покрасили в белый цвет. Только радиомачта, торчавшая посреди лагеря, нарушала арктический пейзаж. Метеостанция «Хольцауге» начала свою работу, в эфир полетели первые точки и тире.

Находка гренландского патруля

8 марта 1943 года начальник патруля отправил капрала Мариуса Йенсена в сопровождении двух эскимосов навестить Сабин. 11 марта они подошли к острову.

Уже показалась крыша охотничьей хижины, где патруль собирался остановиться и Йенсен с удивлением увидел над её крышей лёгкий дымок. Какого охотника занесло в такую даль? Один из эскимосов молча указал Йенсену на следы сапог на снегу и покачал головой: никто в Гренландии не ходит в сапогах!

Мариус не успел принять никакого решения, как из хижины выбежали два человека, спешно поднялись на скалистый гребень и скрылись. Йенсен с товарищами вошли в дом. Первое, что им бросилось в глаза, это висевшая на гвозде куртка непривычного покроя с распластавшим крылья орлом.

Погоня

Известие о незапланированной встрече с аборигенами выдернуло Риттера из кровати: «Кто разрешил покидать лагерь?!» Решив разобраться с нарушителями позже, он объявил боевую тревогу и лично возглавил погоню. Риттер гнал своих солдат, не давая им ни минуты отдыха: они должны настичь гренландцев и убить – всех. Патрульные не понимали всей серьёзности ситуации и остановились на отдых в охотничьей зимовке. И пока они отдыхали, немцы шли и шли…

Залаявшие собаки не дали захватить патрульных врасплох. Эскимосы и Йенсен выскочили из дома и скрылись в темноте. Риттеру достались пустая хижина, три собачьи упряжки и дневник Йенсена, где тот в подробностях описывал события последних дней.

Прочитав записи, Риттер узнал, где находится база, каковы силы противника его вооружение и принял решение разгромить Эскимонес. В ускоренном темпе он принялся готовиться к карательной экспедиции и обучал личный состав основам управления собачьими упряжками.

Эскимонес готовится к обороне

13 марта к Эскимонесу в полубессознательном состоянии вышел Мариус Йенсен. Без унт и без парки, без пищи, воды и сна за 34 часа он прошёл более 50 миль.

Паульсен срочно отправил радиограмму в Готхоб: «Немцы в Гренландии на острове Сабин». Скоро пришла ответная радиограмма: отныне патруль – Вооружённые силы Гренландии, Паульсену присвоено звание капитана, его заместитель – лейтенант, все остальные – капралы. Радиограммой Брун юридически выводил патрульных из категории партизан и давал им шанс претендовать на статус военнопленных в случае плена. Это единственное, чем мог Брун помочь находящимся в тысячах км. от него Паульсену и его людям.

Иб принялся готовить станцию к обороне. В том, что следует ожидать скорого нападения немцев, он не сомневался. Сложность заключалась лишь в том, что гарнизон станции насчитывал трёх человек: сам Паульсен, радист Курт Ольсен и пришедший вчера Йенсен, все остальные патрульные ушли осматривать свои участки. Особенно Паульсен беспокоился за Эли Кнудсена, ушедшего на север, прямо навстречу гитлеровцам. Он вызвал Йенсена: «Мариус, догони и верни Кнудсена». И Мариус, вчера только вернувшийся из тяжёлого перехода, снова встал на лыжи. А сам Паульсен стал ждать немцев.

Битва за Эскимонес

Вечером 23 марта в хижину Пульсена вбежал эскимос: «Они идут! Их много! Очень много!» По меркам Гренландии немцев было действительно много: целых  6 человек. Эскимосы скрылись, а Пульсен с Ольсеном закрылись в хижине начальника станции. На предложение сдаться защитники Эскимонесса ответили выстрелами. Пулемётная очередь прошила стенки домика, у входа разорвалась граната – это Риттер продемонстрировал своё превосходство в огневой мощи. Когда немцы пошли на штурм, им досталась пустая хижина: Паульсен и Ольсен ушли через люк в потолке.

Двое суток Риттер находился в Эскимонесе, рассчитывая, что мороз и голод принудят датчан вернуться и сдаться, однако Паульсен предусмотрительно создал в окрестностях несколько точек с запасами топлива и продуктов, в которых можно было отсидеться несколько дней. Гитлеровцы праздновали победу, однако Риттер знал, что проиграл: их местонахождение раскрыто и уничтожение метеостанции просто вопрос времени.

Сражение у Сандоддена

25 марта немцы сожгли Эскимонес и, отягощённые трофеями, отправились в обратный путь. На охотничьем посту Сандодден Риттер решил задержаться на несколько дней. Пост был важной перевалочной базой на пути с юга на север и Риттер был уверен, что устрой он здесь ловушку, в неё кто-то да попадётся. Вечером на станцию выехал Эли Кнудсен. Увидев немцев, он развернул упряжку. Раздалась очередь. Датчанин взмахнул руками и упал в снег.

На следующее утро в ловушку угодил Йенсен, которого немцы взяли в плен. Риттер решил, что этого достаточно, приказал своим спутникам возвращаться на базу, а сам решил обследовать побережье: надо же срочно искать новое место для метеостанции. Правда, без каюра (погонщика) будет тяжело, но где его взять? Никто из его подручных обращаться с собаками толком не умеет... Ба, а Йенсен? Мало ли что не хочет, пистолет в спину – захочет!

На следующий день две упряжки ушли в направлении о. Сабин, а одна на север. За упряжкой, держась руками за нарты, скользили два лыжника, один из них угрюмо смотрел вперёд, а второй держал в руке пистолет.

Человек остаётся человеком

Шли дни за днями, Риттер и Йенсен посетили несколько охотничьих баз, но подходящей для «Хольцауге» не находилось. В середине апреля они прибыли в Москито-Бэй. Здесь Йенсен,  напал на потерявшего бдительность Риттера и в рукопашной схватке завладел пистолетом. Забрав оружие, припасы, одежду, Йенсен оставил Риттера.

Нарты буквально летели, а на душе у Йенсена кошки скребли: он оставил человека на верную смерть. Сколько тот продержится без пищи и топлива? Арктика сурова. Да, это враг, но… это же человек! И Мариус поворачивает упряжку назад.

Ошарашенному Риттеру Йенсен приказывает собираться: он не нацист, он не может бросить его в ледяной пустыне, он доведёт его до людей. Обрадованный Риттер собирается: до базы на Сабине рукой подать. И тут Йенсен преподносит «сюрприз»: ни о каком Сабине речь не идёт, их маршрут лежит в Скорсбисунд – посёлок на самом юге Гренландии. Риттер оглушён: это же… почти 300 миль! Это самоубийство! Он не пойдёт. Но пистолет в руках Йенсена заставляет подчиниться. Днём они идут, а ночью Йенсен сторожит своего пленника, напряжённо прислушиваясь к его дыханию, вздрагивая от каждого шороха. Если Мариус допустит оплошность – немец его не пощадит.

13 мая к Скорбисунну подошли два худых, измождённых человека, едва переставлявшие ноги. «Мариус, это кто?» - «Это Риттер. Их командир. Расспросите его, он многое знает, а я… спать, спать…» - Йенсен упал на руки своих товарищей.

За взятие в плен командира вражеского отряда капрал Мариус Йенсен был награждён американской, а затем британской медалями, ведь своих наград у Гренландской армии не было.

Вырванный «глаз»

29 мая четыре Либерейтора вырвали «деревянный глаз» из тела Гренландии. Правда, ни один немец при этом не пострадал, они успели вовремя покинуть станцию и издали смотрели, как бомбардировщики равняют станцию с землёй. 17 июня личный состав экспедиции был вывезен летающей лодкой «Дорнье». Перед эвакуацией немцы пробили дно «Саксонии» и затопили корабль.

В течение 1944 года немцы ещё трижды пытались обосноваться в Гренландии, но все попытки были безуспешны. Станция на острове Шеннон просуществовала с апреля по июнь, станция «Эдельвейс 2»  менее месяца, а операция «Перелётные птицы» закончилась, даже не успев толком начаться: следовавший в Гренландию корабль пропал в северных просторах Атлантического океана.

Klim Podkova,  для журнала "Все загадки мира"

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 11).

реклама 18+

 

 

 

___________________

 

___________________

 

_________________________

   _________________________________