CNN: Добро пожаловать в разъединенные штаты америки

_________________


Добро пожаловать в разъединенные Штаты Америки. В этой серии статей, в течение следующих трех недель, мы исследуем новый ландшафт поляризованной Америки и изучим пути выхода за его пределы, с помощью представителей CNN и многих новых голосов, в том числе наших читателей.

Кристин М. говорит, что её отчим отменил бронь на самолет на ее свадьбу в штате Юта, из-за их политических разногласий (она против президента Дональда Трампа, он за). Джастин М. не будет носить свою кепку MAGA (make america great again - лозунг Трампа) в своем родном городе Бостоне из страха, что он будет унижен. Ричард Г., независимый политических взглядов, живущий в районе Тампы, поставил знак "не политическая зона" на своей двери после того, как несколько поддерживающих Трампа коллег бросили ему вызов по поводу последних политических тем.

Марио Бенавенте, республиканец из Северной Каролины, говорит об этом просто: “политические дебаты прямо сейчас - это кровавый спорт.”

Эти люди - всего лишь отпечаток реальности, с которой сталкиваются сегодня американцы. Многие родители больше не хотят, чтобы их дети женились на людях из другой политической партии — 35% республиканцев и 45% демократов, если быть точнее. Рабочие, такие как и Ричард Г., чувствуют, что политике просто нет место на работе. Американцы в целом боятся идеи ужинов с членами семьи, которые могут поднять вопрос про президента Дональда Трампа. Некоторые правые даже размышляют о том, что мы находимся на грани новой Гражданской войны.

В 2019 году нас объединяет только одно: то, насколько мы разделены. На самом деле, по данным Института общественных исследований религии, 91% американцев чувствуют, что мы поляризованы — и 74% чувствуют, что мы чрезвычайно поляризованы.

 

Наносимый вред

Политика сейчас является главным источником стресса для американцев. По данным Pew Research Center, почти 50% республиканцев и почти 60% демократов говорят, что обсуждение политических вопросов — будь то аборты, иммиграция или контроль над оружием — может быть “напряженным и разочаровывающим"."А повышенный уровень стресса часто связан с повышенным риском возникновения боли в груди, головной боли и проблем со сном. Поэтому неудивительно, что многие американцы также рассказывают о потере сна и переживании приступов депрессии, из-за политической напряженности.

Однако все становится только хуже. Политическая раздробленность повышает риск насилия. По мере того как люди начинают отождествлять себя с той или иной партией, они изолируют себя и могут стать более крайними в своих взглядах. Согласно данных двух национальных опросов, 15% самоидентифицирующихся республиканцев и 20% самоидентифицирующихся демократов считают, что страна была бы лучше, если бы члены противоположной партии " просто умерли.” И почти 10% людей, которые идентифицируют себя как члены обеих основных партий, считают, что насилие будет приемлемым, если кандидат от противоположной партии выиграет следующие президентские выборы. Хотя эти люди представляют меньшинство опрошенных участников, тот факт, что некоторые избиратели думают в подобных терминах, уже вызывает тревогу.

 

Мы уже были в этом состоянии

Конечно, это не первый случай, когда в нашей стране происходит политический раскол. При создании Соединенных Штатов, первый президент Америки Джордж Вашингтон предупредил об опасности политического раскола, заявив в своем прощальном обращении: “это возбуждает в обществе необоснованную зависть и ... иногда вызывает беспорядки и восстания.”

И его страхи стали пугающей реальностью менее чем через 100 лет, когда проблема рабства привела к началу Гражданской войны. США потеряли 750 000 жизней в этой войне, или приблизительно 2% своего населения, но окончание войны в 1865 году не принесло единого видения будущего.

От Великой депрессии, до войны во Вьетнаме, XX век был отмечен периодами раскола по поводу экономического неравенства, политической идеологии и применения военной силы. Однако, как поясняет корреспонденту CNN режиссер-документалист Кен Бернс, " самое главное в истории, несмотря на то, что она содержит так много несправедливостей и унижений, заключается в том, что она всегда показывает нам, что американцы  возвращается к центру (политическому).” Но сейчас маятник, похоже, качнулся в крайнее положение.

 

Как мы сюда попали

Просто остановитесь на мгновение и подумайте о городе, который вы называете своим домом. Сколько ваших соседей проголосовало так же, как и вы в прошлом президентском избирательном цикле? Наверное, большинство из них. И если они этого не сделали, исследования показывают, что вы наверное рассмотрите вопрос о переезде, в ближайшее время.

Всего 40 лет назад большинство районов в США были смешанными-районами . Сегодня их осталось меньше половины. И это положение вряд ли изменится в ближайшее время, поскольку все больше и больше людей переезжают в районы, где они, вероятно, не встретят никого, кто придерживается бы противоположных политических взглядов.

Итак, что же произошло за последние четыре десятилетия? Журналист Билл Бишоп объясняет, что мы самоорганизуемся с 1970-х годов, когда географическое неравенство в образовании кардинально выросло. Это означает, что американцы с высшим образованием начали группироваться в больших городах, в то время, как менее образованные люди оставались в более сельских районах. Соответственно мигрировали и рабочие места, технологии и производство следовало за новыми жителями города.

За этой кластеризацией последовал рост политических СМИ, социальных сетей и рынка, который был буквально выстроен на обслуживании этих взглядов. Другими словами , вокруг партийной принадлежности были созданы целые кластеры идентичности, определяемые рационом питания, медийными шаблонами и размером дома. И , как объясняют социологические исследования, место и даже привычки потребления стали способом создания идентичности и трансляции ее миру — или, по крайней мере, нашему ближайшему соседу.

Опасности самоидентичности

Существует неотъемлемая опасность в этой форме политической идентичности - она изолирует и толкает людей в их соответствующие политические племена. В этих племенах их не заставляют пересматривать и изучать свою систему верований.

Идентификация с нашими племенами не является изначально плохой, отмечает SE Cupp. - Трайбализм, в конце концов, является частью нашей эволюционной ДНК. Потребность отождествлять себя с группой, принадлежать и общаться с единомышленниками-это не только биологическая потребность, это то, что помогает мотивировать наши желания и преданность всем видам важных культурных институтов, от организованной религии до спортивного фанатизма.”

Что не является естественным, говорит она, так это повышенное значение, которое мы придаем политике, или жесткая приверженность определенному политическому племени — и неправильные представления другой стороны, которые сопровождают его.

Слишком сильно воспринимается уровень дискомфорта, обусловленный противоположной стороной. Для многих либералов прослушивание речи Теда Круза воспринимается как гвозди на доске или чуть менее болезненно, чем лечение корневого канала в зубе. Для консерваторов то же самое можно сказать и о Берни Сандерсе. Однако исследователи из Гарварда обнаружили, что негативное ожидание, которое обе стороны испытывали по поводу этих переживаний, намного превышало фактический результат. Когда их заставили слушать Круза и Сандерса, обе группы сказали, что это было гораздо более терпимо, чем они ожидали.

Но либералам, консерваторам и даже независимым людям — которые, как показывают исследования, обычно имеют партийные наклонности — трудно осознать это, потому что они живут в своих эхо-камерах, которые часто укрепляют их существующие убеждения и делают их еще более поляризованными. Все это происходит ценой — создавая огромный разрыв в восприятии между тем, что американцы ожидают от своих политических оппонентов, и тем, что есть на самом деле.

 

Но есть и хорошие новости

Большинство американцев не являются гиперполитизированными. Они составляют “истощенное большинство", пишет ученый Даниил Юдкин. Они гибки в своей политике и открыты для компромиссов — особенно если это означает продвижение законодательства по таким вопросам, как реформа оружия.

И возможно, есть способ вновь вовлечь их в политический процесс. Дебора Фэллоуз рекомендует начать с местного уровня. В то время, как наше национальное правительство может казаться парализованным, города — большие и малые — “часто действуют единодушно, сталкиваясь со своими проблемами, обсуждая их решения и принимая меры для блага своих общин”, - говорит она.

Причина этого довольно проста. На местном уровне люди признают, что часы останавливаются вместе с ними — и они не могут ждать, пока кто-то другой “спасет” их. Если школа в беде, если мост рушится, они-те, кто может двигаться быстрее всего, чтобы разрешить эту ситуацию.

У Кена Бернса есть еще одна идея-поделиться историями. “У нас у всех есть истории. И иногда они приводят нас обратно к эмоциям и чувствам, которые у нас общие”, - объясняет он. Это может потребовать выхода из наших красных и синих загонов и заглотнуть пива (Coors-предпочтительный напиток обеих сторон!) с кем-то другого политического толка.

 

Каковы наши основные ценности

На обеде ” Looking For America", организованном American University School of Public Affairs and Curiosity Connects в Историческом музее Эль-Пасо, гостей попросили принести предмет, который иллюстрирует их связь с их сообществом.

Андреа Белтран, либерально настроенный писатель и поэт, поделилась картой пересечения границы (Alien card) своей прабабушки в 1920 году, содержащей её единственную фотографию. Она пояснила, что карта представляет собой идею идентичности. “В этом климате того, что она называет” тяжелым патриотизмом и национализмом", ее прабабушка напоминает ей, насколько сложно и, возможно, даже опасно, определять, кто является и кто не является американцем просто по рождению.

Это также предполагает откровенное обсуждение того, каковы наши основные американские ценности.

Неловкие семейные сборища, будь-то на праздники, свадьбы или похороны. Люди чувствуют себя все более неловко рядом с их любящим "Fox News" дедушкой или их внучкой-подписчицей "New York Times". И исследования показывают, что решение этой проблемы - просто не участвовать в политических дебатах. Обсуждайте спорт или погоду. Не стоит упоминать Белый дом или его нынешнего обитателя.

Джон Мойе, умеренный республиканец и менеджер по развитию жилищного управления, принес газетную статью El Paso Times 1944 года, в которой рассказывалось об опыте его отца, как военнопленного в тогдашней нацистской Германии. Его отец, который завербовался в армию на следующий день после Перл-Харбора, пережил 10 месяцев в качестве военнопленного, прежде чем вернуться в Техас. Мойе подчеркнул, что статья показывает, как много людей, в разгар Второй мировой войны "по-настоящему отдавали себя и мало просили взамен", своего рода патриотизм, который, как он опасается, американцы сейчас теряют.

Хотя Бельтран и Мойе являются коренными жителями Эль-Пасо с сильными связями с городом, который они называют домом, их выбор принесённых вещей отражает их различные взгляды на фундаментальные ценности этой страны. Белтран выбрала карту пересечения границы, чтобы подчеркнуть сложность, но и красоту американской идентичности. Она разношёрстная, многоязычная и построена на спинах иммигрантов. И попытка узко определить её вредит нам как нации.

Мойе использовал газетную вырезку, чтобы продемонстрировать важность наличия четкой национальной идентичности и ее в жертву своей стране. Его выбор отражает ностальгию по другому времени и, возможно, даже поколению, когда долг перед страной был на первом месте. Тогда американцы были объединены вокруг общего дела-и имели сильное чувство общности. В наши дни, очень многие и общество висит на волоске, говорит он.

Различия Белтран и Мойе в том, какой должна или может быть Американская национальная идентичность, - это лишь один пример раздробленного состояния Америки. Однако их способность приломить хлеб вместе, также даёт луч надежды — тот, который основан на представлении о том, что США сильнее, из-за своего разнообразия взглядов, а не единообразного принятия, какой-либо одной идеологии.

Как выразилась Белтран "самым лучшим в этом обеде было то, что он напомнил мне о человеческой связи". Мойе поддержал её, заметив, что хотя он и не согласен с некоторыми взглядами Белтран, он был так благодарен, что “наконец-то было создано пространство для такого рода разговоров. Эта страна нуждается в них как можно больше.”

Сериал CNN "разъединённые Штаты Америки" будет продолжен в ближайшие дни.


 

Рейтинг: 
Средняя оценка: 4.6 (всего голосов: 7).

___________________

___________________

_____________

_________________

_________________