Учись, Прибалтика: Польша меняет отношение к России

__________________________________________



Смена риторики польского руководства по отношению к России становится тенденцией. Вслед за заявлением президента страны Анджея Дуды о том, что Россия — не враг, а сосед, последовали слова идеолога внешней политики Польши Кшиштофа Щерского о том, что конфликт России и Запада не отвечает национальным интересам страны.

Это заявка на отказ от геополитической функции «санитарного кордона», в которой наглухо застряли страны Прибалтики, и переход к более сложной и умной международной политике.

 

«Нет врага. Ни одного врага сегодня нет. Врагом, вероятно, можно назвать негосударственные организации террористического характера», — ответил на вопрос, кто является врагом НАТО, президент Польши Анджей Дуда. На недоуменное «а как же Россия?» Дуда объяснил, что считает эту страну «нашим соседом, с которым мы не всегда соглашаемся и считаем некоторые ее действия недопустимыми».

Эта небывальщина случилась на саммите НАТО в Лондоне две недели назад. В дальнейшем президент Польши не шокировал участников саммита и выдавал вполне традиционные для президента такой страны, как Польша, спичи об «угрозе», которую представляет Россия для бывших советских республик, и необходимости милитаризации восточного фланга НАТО. Однако смену тональности в риторике польского руководства заметили все.

Эта смена тем более бросалась в глаза, что ее оттеняли стандартные русофобские пассажи представителей Прибалтики и Украины. Президент Литвы Гитанас Науседа, например, похоронил надежды собственных избирателей на то, что он возродит из пепла литовско-российские отношения, назвав Россию «угрозой мировому порядку». Глава МИД Украины Вадим Пристайко и вовсе обвинил восточную страну-соседку в терроризме.

На таком фоне Польша неожиданно выпала из «санитарного кордона» и оказалась в одном ассоциативном ряду с самыми крупными и влиятельными странами НАТО — США, Германией, Францией, которые активно работают с Москвой, вместо того чтобы требовать ее дипломатической изоляции.

Можно было предположить, что в Лондоне Анджей Дуда нес «отсебятину», а в Варшаве молодого главу государства быстро поправят старшие товарищи во главе с лидером правящей партии Польши Ярославом Качиньским. Тем примечательнее интервью главы президентской канцелярии Кшиштофа Щерского французскому агентству «Рейтерс», судя по всему, заранее продуманное как разъяснение высказываний своего шефа на саммите НАТО.

Попытки сделать из Москвы врага могут навредить Варшаве, сказал глава президентской администрации и подчеркнул: «как страна, которая соседствует с Россией, мы никогда не будем настаивать на антагонизме в отношениях Запада с Россией, потому что тогда мы можем стать жертвой этого антагонизма».

Вдобавок Щерский отметил, что это не президент Франции Эммануэль Макрон убедил польского коллегу поменять мнение о самой большой стране мира, как непонятно с чего подумали французы. В Варшаве про Россию и без Макрона все всегда понимали.

В известном смысле слова Щерского даже важнее слов Дуды. Кшиштоф Щерский — не просто бюрократ высшего уровня. Это идеолог внешней политики Польши последних четырех лет — времени пребывания у власти «Права и справедливости». Щерский — консервативный интеллектуал, публицист и международник — разработал концептуальные основы внешней политики Варшавы, среди которых стратегическое сотрудничество с США, милитаризация Польши в качестве «восточного фланга НАТО» и формирование Междуморья, геополитического блока стран Центральной и Восточной Европы.

Междуморье является своего рода идеей-фикс для нынешнего польского руководства. Многие политологи считают Междуморье очередным воплощением доктрины «санитарного кордона» — цепи государств, которая отделяет Россию от «просвещенной Европы». Однако идеолог внешней политики Польши фактически сделал заявку на пересмотр этой политики и выход страны из государств «буферной зоны», смысл существования которой состоит в том, чтобы бороться с Россией.

Самое удивительное, что эта заявка звучит за полгода до президентских выборов в Польше, на которых никто не гарантировал Анджею Дуде переизбрания на второй срок. По восточноевропейским законам жанра здесь, наоборот, надо бы врубать русофобию на полную мощность и пугать избирателя русскими танками на польских улицах. Фразы про «не врага, но соседа» вместо всего этого выглядят каким-то системным сбоем.

Причины можно увидеть и внутренние, и внешние. Внутренние — на выборы президента Польши отказался идти ее бывший премьер-министр и председатель Евросовета Дональд Туск. Если бы он претендовал на высший пост, «ПиС» снова включили бы тему «злодейского заговора» Туска с Владимиром Путиным, сговорившимися поручить российским спецслужбам уничтожить президента Польши Леха Качиньского.

Но раз Дональд Туск на выборы не идет, можно отставить свою мифологию, предпринять усилия в прямо противоположном направлении и к 10-летию авиакатастрофы под Смоленском получить у России остатки президентского самолета. Для этакой громкой победы надо всего лишь договориться с Москвой, а в том, что начинать такие разговоры с хамских выпадов и ультиматумов контрпродуктивно, убедились уже даже в Варшаве.

Главная внешняя причина состоит в том, что главный приз в «геополитической игре» — Украина — оказался слишком «токсичен» и неуправляем, чтобы и дальше его поддерживать в ущерб отношениям с Россией, тем более когда замириться с Путиным от Польши требует президент США Дональд Трамп.

Польша уже получила все дивиденды от украинского кризиса, какие могла. Однако прийти к какой-либо завуалированной форме протектората над Незалежной так и не сумела, потому что нынешнюю Украину контролировать в принципе никто не способен. При этом Украина на глазах превращается в главную жертву внутриполитических разборок в США, а Дональд Трамп на многочисленных встречах с Дудой и тех же саммитах НАТО упорно вдалбливает мысль, что с Россией можно и нужно «поладить».

О том же в других выражениях говорят лидеры других крупнейших стран НАТО, которые признают: Россия — неотъемлемая часть европейской цивилизации, и позволить оформиться ее военно-политическому и экономическому союзу с Китаем будет непоправимым ударом по позициям Запада. Воспроизводить в таких международных реалиях доктрину «санитарного кордона» — это по-черному «тупить» и отставать от жизни.

Польша это, видимо, понимает и потому корректирует свою внешнюю политику хотя бы на уровне риторики. Зато Литва с Латвией безнадежно «тормозят» и продолжают ныть о надвигающейся на них российской агрессии. До самой глухой провинции, коей является Прибалтика, все, как всегда, доходит в последнюю очередь.

Александр Носович

Рейтинг: 
Средняя оценка: 3.9 (всего голосов: 11).

реклама 18+

 

 

 

___________________

 

___________________

 

_________________________

   _________________________________