«Вторжение»: очередной фильм о желании свалить

__________________________________________


Егор Холмогоров пишет, что во «Вторжении» исправлены все ошибки «Притяжения», кроме главной – инстинктивной неприязни к русским и желания уехать из «этой Рашки» любой ценой. Фактически содержание фильма сводится к тому, что два русских Ваньки должны умереть ради того, чтобы дочь Олега Меньшикова Ирина Старшенбаум соединилась с Риналем Мухаметовым. Ну то есть всё то же самое, как в поганых кооперативных фильмах времен Перестройки — «центавриан бой, уеду с тобой», только ещё добавилось — ваньки-дурачки, помогите уехать и потом идите нахрен.

Первый космический блокбастер Бондарчука-младшего «Притяжение» был откровенной обманкой. Поданный изначально как едва ли не рекламный ролик Минобороны, на деле фильм пытался «вбить в подсознание: чужаков в собственном небе трогать нельзя… свою землю защищают только варвары, дикари и конченые дегенераты, – отмечал я в своей книге «Истина в кино». – Главный антигерой выставлен форменным мерзавцем: он и хулиган, и националист, и разжигатель межзвёздной розни, и подстрекатель массовых беспорядков, и ревнивец Отелло, и, наконец, кровавый убийца… Авторы очень стараются, чтобы носитель лозунга «Земля – землянам» и всех его более политически актуальных аллюзий к концу фильма выглядел максимально отвратительно. То ли дело симпатичный пришелец, похожий на южного гостя и легко растопляющий сердце местной красотки».

Фига в кармане была настолько увесистой, что со второй частью режиссёра, по всей видимости, попросили поработать более чётко. В новой эпической sci-fi ленте «Вторжение» осечек практически нет – армия России стоит на страже космических и воздушных рубежей. Лётчики чётко отрабатывают по целям, «Белые лебеди» могут разбомбить любого инопланетного страшилу, лишь бы оказаться выше него в позиции для точного сброса бомбы. Начальники и генералы быстро соображают, в чём дело. Рядовой суперсолдат не смеет даже подумать, что может не исполнить приказ, и враждебные намерения проявляет, только уйдя со службы.

Армейцы, конечно, уязвимы, как и все, для внезапной кибератаки, но стремительно ориентируются и разворачивают аналоговые системы связи: мол, нас не проведёшь, у нас всё припасено. Сверхновый ракетный комплекс «Эшелон», конечно, оказывается бесполезен против инопланетного объекта, ну так его и «не существует» для мира, так что ничего удивительного.

В общем, на сей раз продвижение российской военной мощи сделано на совесть и с этой стороны к новой ленте претензий быть не может.

Кроме, быть может, одной. Главная героиня вроде бы учится на мехмате МГУ, слушает лекции по математическим исследованиям сложных систем и искусственному интеллекту, живёт в режиме строжайшей госзащиты, передвигается только в бронированных кортежах, добровольно участвует в трудных экспериментах… Но, оказавшись рядом со своим возлюбленным-инопланетянином на его дачке с огородом, первым делом звонит по видеосвязи папочке, как будто не осознает, что звонок сразу же будет отслежен, о чём у нас в курсе даже дошкольники. Обидно за бравого генерала, чья дочь показана в фильме особой невеликого ума (в «Притяжении» она, кстати, была посообразительней).


 

Зато раскрыта модная феминистская тема. За героиню на протяжении всего фильма непрерывно решают доминирующие над ней мужчины, и получается у них плохо. А вот когда она закатывает истерику на крыше дома на Котельнической набережной и принимает ответственность за свою жизнь и смерть на себя, то тут и «звезду смерти» на ходу остановит, и в крутящуюся воду войдет… Суперженщина, одним словом, можно хоть прямо сейчас в Голливуд. Но нельзя — там вместо Старшенбаум возьмут Галь Гадот, и гонорары пролетят мимо клювика.

Отработана мимоходом и ещё одна повесточка, актуальная в современной России, – антицерковные выпады: инопланетный бесёныш мимоходом подбегает к священнику, принюхивается к его воде и сообщает: «Нечистая!»

Великолепно реализован Бондарчуком и социально-политический заказ. Картина общества, которое повержено в хаос тотальным взломом цифровых сетей, впечатляет. Надо быть морально готовым сохранить холодную голову, когда тебе прицельно звонят и бьют по самым чувствительным точкам в душе, чтобы натравить на Юлю Лебедеву (всем Юлиям Лебедевым ближайший месяц, конечно, не завидую). Поскольку разговоры о кибервойне США против России ведутся американцами вполне откровенно, предупреждение своевременное. И консервативный посыл – верить можно только проводным телефонам и «Комсомольской правде», а бунтовать вообще не надо – вполне ясен.

Либеральных критиков закономерно бесит эта охранительская пропаганда, и они уверенно выставляют Бондарчуку низкие оценки, упрекая его за потерянный «антимилитаристский» и «толерантный» пафос. Зрители и критики из другого лагеря об этих потерях скорбеть вряд ли будут. Напротив, картина хорошо устроенного государства, которое продуманно отвечает на масштабную кибератаку, может только порадовать. И потом, «у них» такого кино ещё почти нет.

Зато настораживает странная однояйцевость «Вторжения» с недавно вышедшим «Аванпостом». Такое ощущение, что два сценария писались по одной рыбе. И тут и там инопланетная сила по имени Ра (Ра, Карл! Скоро, видимо, всех инопланетян в российском кино будут звать Ра: Ра Аванпостовский, Ра Вторженческий…) — контролирует людей. И тут и там омоновцы отражают массовые беспорядки, разгоняя дезориентированных людей, которые попросту не понимают, что происходит. И тут и там в эпицентре событий непременно оказывается Москва-Сити.

Как фильм-катастрофа, впрочем, «Вторжение» превосходит «Аванпост» на несколько порядков. Продравшись через полтора часа морально-половых страданий героев, прерываемых короткими яркими боёвками и сценами информационного хаоса, зритель получает в награду действительно впечатляющий водный армагеддон, где хороши не одни только спецэффекты. Тут и небанальные картины бегства людей, и показ, насколько это возможно в таких условиях, слаженной работы спасательных служб.

Как, по слухам, говорили наши маршалы Победы о военных катастрофах 1942 года – «это был год учебный». «Вторжение» – это такой фильм учебный. Как очередной этап освоения нашим кино технологии больших голливудских постановок, лента Бондарчука заслуживает твёрдую четвёрку. Она вполне способна тягаться с каким-нибудь «Геоштормом» (несмотря на плагиат из него вроде прерывания цепи спутников), а там и до «Дня независимости» можно дотянуть.

Даже грех перед защитниками идеологии «Земля – землянам» частично искуплен. Артём Александра Петрова превращается в почти положительного, хотя и ушибленного инсультом героя, глубоко трагичного и жертвенного. Его стремление сражаться за родную Землю уже не выглядит такой глупостью и ксенофобией, как в первой части, а весь негатив с образа «патриота с раёна» теперь переносится на «патриота в хаки» суперсолдата Ваню, где-то в сирийской пустыне вынужденного охранять омерзительных шейхов, через которых ведутся переговоры, а теперь сведённого с ума инопланетными манипуляциями.

Тут-то система извинений за прошлый фильм, выстроенная Бондарчуком, даёт сбой. Оказывается, возможно избавиться от любой слабости, кроме одной – вшитой, видимо, куда-то глубоко в подсознание русофобии и ксенофилии, на которую режиссёр раз за разом ухитряется получать огромные куски от бюджета «военно-патриотической пропаганды». Так было в «Сталинграде» с его центральной темой «в постели с врагом», так было в «Притяжении», и именно этот мотив из «Вторжения» никуда не ушел – очевидно, потому, что никто из спонсоров и покровителей за это режиссёра не упрекал.

Герои, с которыми проассоциирует себя прежде всего обычный русский парень, оказываются лишь пешками, жертвенными козлами, для того чтобы состоялся «священный брак» потомственной мажорки с пришельцем. Унаследованный от «Притяжения» любовный треугольник: Юля, дочь генерала, – народный гопник Артём – гламурный иностранец/инопланетянин Харитон/Хэкон – разрешается во «Вторжении» вполне в духе патриотизма заграницы (думаю, тут нет большого спойлера, зритель идёт на этот фильм за масштабными спецэффектами, а не за любовной линией).

Артём-народ, обобщённость чьего образа подчёркивает ленточка-триколор с напяленного на себя чужого костюма, приносит себя в жертву – его убивает одураченный силовик Ваня, а иностранец Хэкон получает невесту и увозит её в галактическую заграницу, поскольку она больше «не одна из вас».

Так как 282-я статья УК РФ была частично декриминализована, то я могу изложить сюжет «Вторжения» вполне откровенно: два русских Ваньки должны умереть ради того, чтобы «дочь» Олега Меньшикова Ирина Старшенбаум могла соединиться с Риналем Мухаметовым и свалить отсюда подальше. «Центавриан бой, уеду с тобой, уеду с тобой, Москва, прощай!» – по-прежнему оглушительно орёт финал картины.

Горько!

Источник материала

 

Рейтинг: 
Средняя оценка: 4.4 (всего голосов: 20).

реклама 18+

 

 

 

___________________

 

___________________

 

_________________________

   _________________________________