Хаос на рынке нефти в сочетании с пандемией коронавируса предвещают конец Американской империи

__________________________________

 


Черный лебедь – это сленговое выражения, которое означает неожиданное событие с далеко идущими последствиями. Нынешний 2020 год уже принес нам два таких события: пандемия Covid-19 обвал на мировом рынке нефти. Каждое из них будет иметь более чем серьезные последствия для Американской империи. И еще целый выводок черных лебедей подрастает в гнездах.

Covid-19

Новое инфекционное заболевание, обнаруженное в конце прошлого года в Китае, в январе нынешнего года было идентифицировано как коронавирус, а уже в марте мир узнал о пандемии. С тех пор экономическая и социальная жизнь на Западе практически замерла, поскольку власти многих стран решили объявить карантин. Ограничения получили широкое распространение в марте и апреле, и, хотя некоторые страны постепенно ослабляют меры изоляции, другие говорят о том, что они продлятся еще несколько месяцев. Речь не идет о том, были ли эти меры оправданными и эффективными. Так или иначе, мировая экономика будет значительно ослаблена еще два-три месяца или даже дольше. И это на самом деле очень крупный черный лебедь.

В то время как большая часть Запада все еще закрыта, Китай уже открывается. Наблюдатели знают, что Китай представляет собой крупнейшую экономику мира (при подсчете исходя из принципа паритета покупательной способности) – Всемирный банк еще в 2013 году присвоил ему этот титул – и пандемия, несомненно, ускорит этот процесс, поскольку Пекин получит стартовое преимущество за счет глобального экономического спада, а также за счет дешевых энергоносителей.

«Мягкая сила» — это широко используемый термин, который описывает привлекательность той или иной культуры для других. На протяжении многих лет это была одна из самых мощных стрел в колчане Америки. Благодаря Голливуду был создан позитивный имидж американцев, открытых и честных, благородных и современных, готовых прийти на помощь, но никогда не пытающихся воспользоваться чужой слабостью. Пропаганда? Да, безусловно, и очень эффективная.

Однако, Covid-19 показал нечто совершенно иное: если не вдаваться в подробности, Китай оказал помощь многим странам, в то время как Соединенные Штаты обвиняются в «современном пиратстве» после захвата медицинских масок, предназначенных для Европы. Такой бред как «Соединенные Штаты и лично президент Трамп возглавляют глобальные усилия по борьбе с пандемией» или «Америка остается для всего мира маяком добродетели» просто делает потерю репутации еще более очевидной.

Из негативных эффектов черного лебедя Covid-19 мы можем уже сегодня видеть по крайней мере три: огромный, а возможно и фатальный, ущерб общепринятому стереотипу о высокой компетентности Америки и Запада в целом; увеличение экономического отставания от Китая; дальнейшее смещение баланса сил в сфере мягкой силы.

Попытки отвлечь общество от очевидных провалов власти с помощью обвинений в адрес Китая (не забывая еще двух нынешних врагов – Россию и Иран) – это наивное ребячество, которое ничего кроме отвращения не вызывает. Ни одно из упомянутых изменений не пойдет на пользу Американской империи.

Нефть

В марте Эр-Рияд предложил Москве сократить добычу, чтобы поддержать цены, а когда русские отказались, он начал наводнять и без того перенасыщенный рынок дешевой нефтью. Пандемия вызвала резкое падение спроса, и это привело к отрицательным ценам на нефтяные фьючерсы, а цена реального барреля опустилась ниже 20 долларов.

В целом, по оценкам экспертов, для сланцевой индустрии США, на которую приходится около 60 процентов добываемой в стране нефти, необходимы цены на уровне 60 долларов за баррель. Саудовская Аравия, несмотря на крайне низкую себестоимость добычи, тратит так много, что ей для балансирования бюджета нужна цена около 80 долларов за баррель. Россию, в свою очередь, вполне устраивает цена в 45 долларов за баррель, а кроме того, у нее имеется золотовалютный запас в объеме, превышающем 500 миллиардов долларов. Таким образом, если Эр-Рияд начал ценовую войну, его позицию нельзя назвать сильной. Некоторые эксперты высказывают мнение, что Москва в состоянии на протяжении 10 лет выживать при цене около 25 долларов. А кроме того, по мере восстановления активности китайской индустрии, Пекин начинает покупать нефть, причем большую ее часть – именно у России.

Конечный результат этой ценовой войны в условиях резкого сокращения спроса пока неизвестен, но большинство наблюдателей сходятся во мнении, что сланцевая индустрия США едва ли в ней преуспеет. А поскольку поведение Вашингтона в значительной степени основано на полной уверенности в том, что американская экономика больше не зависит от нефти, Соединенные Штаты наверняка не выйдут победителем из этого соперничества.

Таким образом, два больших черных лебедя, вероятно, сделают Американскую империю более слабой и гораздо менее влиятельной. И, нельзя не сказать, менее уважаемой в мире.

Еще несколько черных лебедей

Некоторые читатели могут вспомнить, с каким восторгом говорили телевизионные комментаторы об американских крылатых ракетах во время войны в Персидском заливе 1990 года. Оружие, которое можно было запустить с дистанции в тысячу километров и поразить именно тот этаж в многоэтажном доме, на который оно было нацелено, было на самом деле удивительным. Это было первое полномасштабное использование в военном конфликте высокоточных вооружений большой дальности, после которого крылатые ракеты стали характерной особенностью американских вторжений и практически монополией Пентагона.

Так было до 2015 года, когда Россия нанесла удары по целям в Сирии с небольших военных кораблей, которые в ином случае можно было бы счесть несущественными, дислоцированных в Каспийском море. Вашингтон был настолько ошеломлен этим известием, что первой его реакцией были презрительные насмешки по поводу точности ударов. Однако, от этого факта уже нельзя было отмахнуться – многие «Калибры» были запущены с разных платформ, в том числе и с подводных лодок. Итак, американская монополия рухнула, и теперь на планете было как минимум две страны, способные в реальных условиях точно поразить цель с большого расстояния.

В ответ на убийство генерала Сулеймани, Иран показал, что тоже является членом этого «клуба». Хотя некоторые из его ракет действительно сбились с курса, большинство все же попало точно в цель. (Противники американских вооруженных сил в регионе также приняли к сведению факт, что у них нет эффективных средств ПВО). Реакция Вашингтона была вполне обычной: сначала преуменьшать ущерб. Позже мы узнали о том, что более ста военнослужащих получили черепно-мозговые травмы. Для страны, которая десятилетиями находилась под санкциями, это, несомненно, военный успех. Кстати, Иран только что присоединился и к другому элитарному клубу: к числу стран, которые могут запустить на орбиту собственный спутник.

Администрация Трампа необычайно враждебна по отношению к Ирану, но не более, чем почти все предыдущие администрации США с момента бегства шаха, который в свое время вернул себе власть в результате переворота, организованного американцами и британцами. Вероятно, самый жаркий момент этой необъявленной войне был в 1988 году, но были и другие кризисы, и только что мы получили очередную угрозу от Вашингтона. Тегеран знает, что входит в список потенциальных целей Вашингтона, и он готовится уже на протяжении нескольких десятилетий. Ракеты будут одним из главных его средств защиты. Вашингтону неплохо было бы принять во внимание членство Ирана в двух упомянутых элитных клубах, прежде чем выступать с какими-либо угрозами. Маленькие птенцы становятся большими лебедями.

Еще один черный лебедь – требование парламента Ирака, чтобы силы Соединенных Штатов покинули страну. Вашингтон консолидирует свои войска, но если вся страна восстанет против американского присутствия, они окажутся в блокаде. А это рано или поздно произойдет, когда новый премьер сформирует свое правительство.

Двумя последствиями внешнеполитического детища неоконсерваторов — «Нового американского века» на Ближнем Востоке, стали рост влияния Ирана и публичная демонстрация того факта, что в военном отношении Америка не является всемогущей силой, как многие полагали. Когда начнутся попытки выбить их из региона, у Вашингтона будет три варианта: приготовиться к началу войны и надеяться, что все как-нибудь обойдется, провести масштабное наращивание военного присутствия для новой полномасштабной войны, или вывести войска «а ля Вьетнам». Этот черный лебедь быстро растет.

Пандемия, обвал цен на нефть, противник, демонстрирующий больший военный потенциал, чем предполагалось, угроза изгнания из Ирака – все эти сюрпризы выявили давние слабости империи. Удары, которые по-настоящему испытывают на прочность, всегда бывают неожиданными.

Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 23).

реклама 18+

 

 

 

___________________