Афера называлась «панама»

__________________________________

 


В конце XIX века слово «панама» ассоциировалось не с головным убором, а с мошенничеством. Услышав «панама», человек кривился, как сегодня кривится, услышав «МММ». Долгое время панамская афера считалась самой крупной в истории человечества.

Взгляд на карту

У каждого, кто посмотрит на карту обеих Америк, мысль  о канале возникает сама собой. Цена вопроса – каких-то жалких 80 км, а выгоды неисчислимы. Первыми о канале задумались ещё испанцы в XVI веке, однако дальше разговоров дело не пошло. К идее постройки возвращались неоднократно, но увидев воочию дикую гористую местность, где предполагалось рыть «канаву», посланные на разведку специалисты докладывали: это невозможно.

В 1850 году американцы проложили через перешеек железную дорогу. Грузы перегружали с кораблей в вагоны и после перегона вновь перегружали на корабли. Это было неудобно и дорого и тем не менее нью-йоркская компания, владелец дороги, буквально озолотилась.

В 1870-м году идея о строительстве канала вновь замелькала на страницах газет. И продвигал идею не заезжий мечтатель-аферист, а Le Grand Francais, Великий Француз (именно так именовала его мировая пресса) Фердинанд Лессепс.

«Герой Европы»

Фердинанд Лессепс был из семьи потомственных дипломатов и в 1831-1837 г. служил в Египте. В один из дней Мухаммед Али-паша, правитель Египта обратился к французу с просьбой дать одному из его 19 сыновей несколько уроков верховой езды, подтянуть по французскому языку и заодно обучить европейским манерам. Лессепс, разумеется, сказал «да» и тем самым вытянул свой счастливый лотерейный билет. Он стал для молодого Мухаммеда Саида не только учителем, но старшим другом и наставником. Никто не мог и предположить, что именно этот полноватый стеснительный юноша через 20 лет в результате переворота станет пашой Египта.

Придя к власти, Мухаммед занялся проведением реформ и запустил несколько грандиозных проектов, самым амбициозным и самым на первый взгляд неосуществимым из них был Суэцкий канал. Во-первых, у Египта просто не было денег для его осуществления и во-вторых, надо было получить на строительство согласие Турции (Египет до 1914 года был частью Османской империи) и Англии, под влиянием которой Стамбул в то время находился. Для решения этих проблем нужен был искусный дипломат и паша обратился к своему старому другу Лессепсу.

Лессепс уговорил и Стамбул, и Лондон и гениально решил проблему финансирования, основав «Всеобщую компанию Суэцкого канала» и выпустив от её имени облигации и ценные бумаги. И хотя строительство обошлось не в 200 миллионов франков, как задумывалось, а в 400, и рыли канал не 7 лет, а 11, 17 ноября 1869 года первое судно всего за несколько часов прошло из Средиземного моря в Красное.

Это был триумф. И не только строительный, но и финансовый: уже через 5 лет канал полностью окупил себя и начал приносить дивиденды, владельцы акций «Компании Суэцкого канала» стали богатыми людьми. Всего одна акция гарантировала стабильный доход на всю оставшуюся жизнь, благосостояние детей, внуков и правнуков. Вот почему когда Лессепс приехал в Колумбию (до 1903 года Панама являлась её частью) и предложил строить канал из Тихого океана в Атлантический, его расцеловали в обе щёки: если кому и доверить такую грандиозную стройку, то кому как не ему, отцу-родителю Суэцкого канала?

Старт «панамы»

Лессепс не стал выдумывать велосипед и пошёл уже проторенным путём, основав международную кампанию. Объявив себя её генеральным директором и президентом, а своего сына Шарля вице-президентом, Лессепс выпустил 600.000 акций на 300 млн. франков. Одна акция стоила 500 франков что равнялось заработку квалифицированного рабочего за пять месяцев – даже не каждый средней руки буржуа мог позволить себе купить акцию. И тем не менее, акции разошлись мгновенно.

На собранные деньги Лессепс организовал в Париже международный географический конгресс, на котором выступил с докладом, суть которого сводилась к «Да чего тут думать? Копать надо!» Инженеры были в шоке от такой «простоты», но Лессепс с апломбом осаживал возражавших: «Я Суэц построил! А ты кто такой?» Конгресс одобрил проект Лессепса (о чём с восторгом написали газеты) и на волне эйфории «Международная компания по постройке межокеанского канала» выпустила вторую партию акций, которая разлетелась как и первая.

По всей Европе открывались вербовочные пункты, люди стояли в очереди и даже дрались за право получить заветную путёвку в Панаму, пока вакансии не закрылись. В январе 1881 года в торжественной обстановке на стройке прозвучал первый взрыв, ознаменовавший начало стройки века, после чего состоялся торжественный концерт с участием божественной Сары Бернар.

Забуксовало

Лессепс был гениальный пиар-менеджер, однако не имел ни технического, ни финансового образования. Начатый на авось грандиозный проект начал приносить сюрпризы. Первыми «подложили свинью» американцы: сообразив, что Лессепс без их железной дороги никак не обойдётся, они взвинтили расценки на перевозки. Лессепс крутанул ручку арифмометра и пришёл к мысли, что дешевле будет дорогу купить чем оплачивать бешеные счета за доставку необходимых для стройки материалов. «О’кей, - сказали американцы, - 100 миллионов долларов» - «Как 100 миллионов?! – вскипел Лессепс. – Вчера она стоила 30!» - «Так то было вчера, а сегодня она стоит 100». Ничего личного, только бизнес. Пришлось платить.

Потом «обрадовали» инженеры: оказалось, под тонким слоем земли лежат гранит и базальт. Надо взрывать.  Лессепс очень удивился: в Египте, сколько он ни копал, кроме песка ему ничего не попадалось, откуда в Панаме гранит? Инженеры пожимали плечами: ещё в 1835 году здесь была произведена масштабная геодезическая разведка, и результаты её ни для кого не были секретом.

Непредвиденные расходы требовали дополнительных денег. Третий займ разошёлся  уже без прежнего ажиотажа.

В 1887 году инженеры окончательно «убили» Лессепса, заявив что, как ни крути, а в горной части канала надо строить шлюзы. Приглашённый инженер Гюстав Эйфель (который пока ещё только строил свою легендарную башню) нарисовал проект, посчитал и объявил: нужно ещё 1 миллиард 600 миллионов франков. Когда об этом написали газеты, акции компании не просто упали – они рухнули.

Спасти канал!

Корнелиус Герц, правая рука Лессепса, предложил нестандартный ход: долгосрочный выигрышный заем. Но была загвоздка: частные компании не имели права проводить такие займы, однако Герц взял решение этой проблемы на себя.

В ход пошла тяжёлая артиллерия: в кафе, ресторанах, театрах он встречался с политиками, депутатами, вёл долгие разговоры о «судьбе проекта» и в конце беседы вручал банковские чеки на весьма крупные суммы. На лапу брали все, от министров до последнего замухрышки-депутата. И в апреле 1888 года палата депутатов большинством голосов заём одобрила.

Крах

Но спасти компанию могло только чудо. Любой человек мог посмотреть на карту и убедиться, что прорыто не более 1/4 пути, впереди горы, а выигрышный заём свидетельствовал, что денег у компании уже нет. Вместо планируемых 720 миллионов со скрипом собрали 254.

14 декабря 1888 года Панамская компания прекратила платежи, а в феврале 1889 года её официально признали банкротом. 800 тысяч (!) не самых бедных во Франции человек, доверивших Компании свои сбережения, в момент стали нищими. Счета и имущество компании были арестованы, началось следствие, целью которого было вернуть разорившимся вкладчикам хоть что-то. Однако вместо денег Франция получила СКАНДАЛ!

Исчезнувшие миллионы

Оказалось, что из 1млрд. 300 миллионов франков инвестиций, привлечённых компанией, на строительство ушло чуть больше 700 миллионов, а из оставшихся 600 миллионов 500 растворились непонятно куда. На них вообще не было никаких документов! Как будто их и не было!

Исчезнувшие миллионы ушли на конференцию, журналистам, описывавших в газетах радужную картину строительства, деятелям искусства, участвовавших в громких шоу Лессепса, на строительство роскошного офиса в центре Парижа, политикам, лоббировавших интересы компании и депутатам, одобривших выпуск выигрышного займа. Часть средств банально разворовали.

Суд без наказания

На скамью подсудимых село всё руководство Панамской компании. Каждый получил от 2 до 5 лет. Но за решётку не попал никто. Все были освобождены от наказания судом высшей инстанции. Герц, лично раздававший денежные чеки, сбежал в Англию, где счастливо прожил до самой смерти.

Обвинения в коррупции были выдвинуты против 510 депутатов. Однако на вопрос «А не брали ли Вы, мсье, взятку?» все с возмущением отвечали: «Да Вы что?! Никогда!» Обвинитель тряс бумажкой: «А вот обналиченный Вами чек!» Обвиняемый гордо отвечал: «Это гонорар за данную мной компании неоценимую консультацию». И только министр общественных работ Шарль Байо, с дуру признавший полученные им от компании 375 тыс. франков взяткой, получил 5 лет.
Что же касается рядовых вкладчиков, то никто из них не получил ни франка.

А как же канал?

«Но ведь канал же есть!», - скажет читатель. Есть. Его построили американцы. Но это совсем другая, не менее интересная история, о которой мы когда-нибудь непременно расскажем.


Клим Подкова

 
Рейтинг: 
Средняя оценка: 5 (всего голосов: 9).

реклама 18+

 

 

 

___________________