Дагестан: «Мы спасли Россию». Специальный репортаж Дарьи Асламовой

___________________

Дагестанцы — это коллективный образ чеховских трех сестер, тоскующих по Москве: «Вы из Москвы? Любимый город! Я только что оттуда приехал (варианты: я туда собираюсь, жил там два года и т. д.) У меня там тетя (варианты: дядя, брат, сестра, сын, дочка)». В день летают аж десять рейсов на Москву, и все самолеты набиты под завязку. Кстати, в Дагестане очень чисто говорят по-русски, что неудивительно: когда в республике более 60 языков, не родственных друг другу, общаться можно только на русском. Это и впрямь язык межнационального общения.

В прошлом году в местный Каспийск из Астрахани перебралась Краснознаменная Каспийская флотилия, тем самым усилив значение Дагестана как южной границы России. Здесь очень гордятся выстрелами по Сирии ракетных кораблей «Дагестан», «Град Свияжск», «Углич» и «Великий Устюг» в 2015 году. Как петербуржцы — выстрелом «Авроры». Рассказывают об этом красочно: «Сижу это я на даче, смотрю ночью на море. И вдруг ракеты „Калибр“ полетели! 26 штук! Красота! И все попали в цель. Представляешь?!»


— В Чечне думали, что Дагестан — это многонациональность, разрозненность, клановость, что нас легко разбить, — говорит политолог Ханжан Курбанов. — Один удар — и зеленый флаг халифата над Махачкалой. А у нас даже женщины взяли в руки оружие. Что нас держит вместе? Общая культура, историческая память и любовь к родной земле. Мы не чеченцам противостояли (у нас и свои тут есть), а общему врагу в лице определенной группировки, которая несла нам чуждую идеологию.


Они хотели научить нас (!) исламу! Это нас-то?! Дагестан — регион, где очень серьезные позиции арабо-мусульманской мысли. Здесь жили богословы, ученые, которые издавали труды, книги. Глубокая теологическая база. Когда эта банда явилась сюда, их спросили: «Ребята, вы кто такие? Вы хотите оружием принести нам халифат?» Если в Дагестан приходят с войной, на одно ружье двадцать найдется. Против общего врага мы всегда забываем обиды и все объединяемся. Мы тогда спасли Россию от развала, и это был наш осознанный выбор: быть с русскими. Еще до большевиков здесь сформировался национальный блок, настроенный на Россию. Через русский язык войти в Европу, в цивилизацию, причаститься к новым знаниям. Путин — это наш кунак. То есть больше чем друг. Это сложно перевести.

Я сразу вспоминаю ставшую общеизвестной фразу Расула Гамзатова: «Мы в Россию добровольно не входили и добровольно из нее не выйдем».


— Почему Россия в Дагестане устояла, несмотря на все кавказские войны? Потому что российская власть никогда не вмешивалась в наши устои и традиции, — говорит подполковник милиции Фатина Убайдатова. — Турция, Персия, Англия всегда имели здесь свои интересы, а удержались только русские.


— Еще в 1920 году большевики написали дагестанским духовным лидерам: «Советская власть не будет касаться вашего святого Корана и религии». И обещание сдержали, — замечаю я. — Именно здесь было создано Духовное управление мусульман Северного Кавказа.

— Это были люди с государственным умом, понимающие, что просто силой империю не создашь.

— Но какая, должно быть, историческая каша в головах у ваших детей! — восклицаю я. — Когда-то я была в знаменитом селе Гимры, на родине двух великих имамов, сражавшихся с русскими: Шамиля и Газимагомеда. И в школьном музее висит картина: умирающий Газимагомед, прыгнувший на русские штыки из башни, где скрывается его соратник Шамиль. Кстати, и башня еще цела.

— Да, нас завоевывали, а мы этого и не скрываем, — спокойно отвечает Фатина. — Но это история. А сейчас моя семья, например, гордится тем, что если посчитать выслугу лет моего деда, дяди, двоюродных племянников, мою собственную, то мы уже триста лет служим России.


Фото: Дарья Асламова


Дагестан всегда был лакомым куском для всех завоевателей, и, конечно, его главный стратегический город — Дербент (древнейший город России, который когда-то назывался «Каспийскими воротами»). На Дербент и сейчас облизывается соседний Азербайджан, чьи СМИ уже пять лет раскручивают тему исторической принадлежности всего Дагестана Азербайджану. Хотя скорее древний Дагестан может предъявлять территориальные претензии соседям, у которых до 1918 года не существовало государственности: Азербайджан был создан указом советской власти и получил независимость только в 1991 году после распада СССР.

В Дербенте, где проживает большая азербайджанская община, уже сейчас сильно чувствуется влияние соседей. Есть улица Гейдара Алиева, Азербайджанский экономический университет.

— Мы на провокации в соцсетях со стороны соседей реагируем спокойно, — говорит уроженка Дербента, активистка Севиль Новрузова, азербайджанка по национальности. — Мы — Россия. И точка. Мои друзья из Азербайджна часто пишут мне, что Дербент — азербайджанский город, но я даже не хочу это обсуждать. Я люблю Баку, там у меня родня. Туда приятно ездить в гости, но Россия — это Родина. Никакой боязни здесь нет, что мы потеряем хоть клочок земли. Москва решит любой наш вопрос, и мы крепко держимся за Москву.

Рейтинг: 
Средняя оценка: 4.7 (всего голосов: 20).

___________________

_________________

_________________

_________________